День Юпитера

Интересно, как там сестры, подумала она, что" напророчила им нечистая сила? Не сходить ли тоже? Но, не успев подумать, прогнала эту мысль. Неуютно в бане, холодно, да и смешно как-то. Чепуховиной занимаются девчата,

—    И внезапно вспомнилось ей божество, волшебное бо­жество, именовавшееся Дымящимся Зеркалом у некоего древнего племени, о котором она читала в далеком детстве. Заглянув в это Дымящееся Зеркало, можно было увидеть будущее. Эх, ей бы такое! Женя даже вздрогнула, до того пронзительно было это желание. Эх, хоть бы глазком за­глянуть на чуточку вперед в свою судьбу. Что там, как там, кто там? И чуть тревожное, мучительно-дразнящее пред­вкушение чего-то доселе неизведанного заставило веки ее медленно опуститься.

—    А по голутвинским улочкам носилась рождественская метель, мороз крепчал, и не только тетушкины зеркала, но и само языческое божество не сумело бы предсказать, что над ее маленькой жизнью уже начинает тлеть мрачное за­рево имен незнакомых людей в генеральских мундирах — Жоффра, Алексеева, По, Эверта, Гутьена, Рагозы и других, помыслы и действия которых вскоре столь трагически сплетутся вокруг французского города Верден и белорус­ского озера Нарочь…

—    Прощальный банкет устраивали в одном из залов ста­ринного Шантильийского дворца, реквизированного в на­чале войны под штаб-квартиру вооруженных сил Франции. За окном, сразу от ворот голого ландшафтного парка уст­ремлялась к Парижу сорокакилометровая лента шоссе. Холодные ветры Бискайскрго залива неслись сквозь про­мозглый декабрь, с воем ударяя в ослепшие от свето­маскировки фасады. На карте боевых действий, что засти­лала сдвинутый в угол зала, где собралась военная элита республики, столик с инкрустированными ножками, этот декабрь был датирован тысяча девятьсот пятнадцатым го­дом. Камин источал уютный жар, горящие поленья легонь­ко потрескивали, и звездно-электрические отблески люст­ры, сработанной в форме Ориона, мягко искрились в хруста­ле бокалов и на золоте эполет.

—    Виновником скромного -торжества для узкого круга приглашенных был известный во французской армии гене­рал По.