День Юпитера

—    Вдруг Женя осознала, что впервые, пожалуй, в жизни мысленно назвала самого близкого ей человека не «папа», как раньше, а «отец», да еще дважды подряд, и устыдилась. Чем-то слишком строгим, черствым и чужим, кощунствен­ным даже повеяло от этого слова. Никак не вязалось оно с образом ее отца. И словно наяву всплыли перед глазами знойные июльские дни, в один из которых телеграф принес горестную весть о прорыве немцами фронта под Варшавой. Да, именно тогда хозяин чугунно-медного завода, Кошар- ского, как по старинке называли его горожане, и где рабо­тали оба они — Голубев-старший и Голубева-младшая, приказал срочно готовить хозяйство к эвакуации. Кто по­желал, мог ехать вместе с эшелоном. И они поехали. Вели­ка была ненависть к немцам, многие опасались остаться тут под прусским сапогом. Конечной целью намечалась Москва, но что-то там у хозяина не получилось, простояли с неделю на запасных путях, и двинулся состав дальше, в Ярославль. А белокаменной случилось стать перекрестком их дорог. Папа поехал с заводом, а Женю отвез перед этим к тетке, в пыльный подмосковный Голутвин, наказав сидеть здесь и ждать, пока он устроится. Поцеловал на прощанье, коль­нув шершавой щекой, подмигнул с грустинкой — держись, мол, малышка, не пропадем — и прыгнул на подножку ва­гона. И исчез, точно растаяв в августовском мареве. В Ярославле, уже мобилизованный, он пробыл недолго, и потом начали приходить письма из городов, отстоявших все дальше и дальше к югу. Последнее было из Одессы. Его полк отправляли за границу, на фронты Европы, но куда точно, никто не знал. Вроде бы, писал папа, во Францию. И такой невысказанной тоской были налиты внешне весе­лые, пересыпанные отрывками из любимого им «Конька- Горбунка» строки, что Женя проплакала над ними всю ночь. А утром отправилась прямиком на призывной пункт и с тех пор вот уже три недели каждый день донимала по­жилого капитана, седеющая бороденка которого начинала диковинно топорщиться при очередном появлении назой­ливой посетительницы.

—    И вот вскоре снова Минск… Но теперь уже бывшая уборщица и слушатель вечерних женских курсов возвра­щается домой солдатом.