День Юпитера

Те же «де-юре» и «де-факто» допускали оба ва­рианта.

—    — Анатолий Александрович только начинает ревизи­онную службу,— начал Битяй.— Он молод. Но не беда. Это проходит. Анатолий Александрович — опытный строитель. До армии он работал начальником участка, а в инженерных войсках был на майорской должности. Так что при желании тряханет так… Ну, это я к слову. Я хотел показать Анато­лию Александровичу, с чего должен начинать настоящий ревизор.

—    Битяй не спеша встал, снял пиджак, небрежно бросил его на руку и подошел к двери. Обвел нас издали непрони­цаемым взором и шагнул вперед.

—    Ну, здравствуйте,— глас его предвещал наступление ледникового периода.— Так что вы здесь напороли?!

—    Это, видимо, должно было означать прибытие проверя­ющего. Битяй подошел к столу, обозрел яства, поднял рюмку, понюхал ее, брезгливо поморщился, всем своим ви­дом показывая, что более уместен здесь коньяк, отстранил и гаркнул:— Где мой акт?

—    Какой акт?— переломив пополам свою грузную фи- гуру, подыграл снабженец.

—    Что значит — какой?— голос Битяя полыхнул не­доумением.— Тот, который я должен подписать?

—    Да мы, простите, дела… заняты-с… не успели-с…

—    Как это не успели? Какие это еще дела?! Вы что, не знали о моем приезде?!— Недоумение сменилось возму­щением:— Акт даже не успели подготовить?! Что ж, при­дется писать самому…

—    Битяй коротко рассмеялся, снова достал свой огромный платок и смахнул пот со лба. Он сильно потел. Тяжело, однако, достается сотворение из кабинетного конструктора битого начальника участка, а из поручика — майора.

—    Вот так нужно начинать, Анатолий Александро­вич,— резюмировал он.— Если акт не готов к приезду, значит, мышей наши под ревизуемые не ловили, не подума­ли о ревизоре и… заслуживают наказания.

—    Если не вымолят прощения,— сказал Петр Гри­горьевич и обратился ко мне:— Как наш гидрокомплекс, Анатолий Александрович, вот он перед вами, видите?

—    Плотина сверкала огнями.