День Юпитера

—    Неужели?— с явной ехидцей спросил он.— Ну, и кто же тогда вправе дать добро на столь грандиозную стройку?

—    Председатель Совета Министров Советского Сою­за,— ответил я.— Рядовой министр СССР может ворочать десятками, а то и сотнями миллионов, но правом, о котором мы говорим, он не наделен.

—    Ты ошибаешься,— сказал Боборыкин, и пальцы его забарабанили по акту еще быстрее.— Действительно, до тысяча девятьсот шестьдесят седьмого года такое его рас­поряжение было бы недействительно для любого районного банка. Но постановлением Совета Министров СССР от шестьдесят седьмого года номер шестьсот сорок один, если память мне не изменяет, «О дополнительном расширении прав министров СССР» им предоставлено право разрешать новое строительство за счет капитального ремонта.— Он замолчал, но взгляд его снисходительно говорил: «Ну что, съел?»

—    Я не ошибаюсь, Сергей Сергеевич.— (Мне понадо­билось усилие, чтобы выражаться поделикатнее, обижать его не следовало.) — Постановление «О дополнительном расширении прав министров СССР» я изучил очень внима­тельно. До чего только не докопаешься по долгу службы. Скажи мне кто-нибудь год назад, что придется вникать в права министров СССР, только посмеялся бы. Действи­тельно, полномочия их в этом плане несколько расширили. Но отнюдь не глобально. Согласно постановлению, им до­зволено давать разрешения на строительство за счет капи­тального ремонта объектов культурно-бытового и комму­нального назначения. И только. Производственные объекты лежат вне их компетенции…

—    Боборыкин промолчал. Он отодвинул акт в сторону и поднял телефонную трубку, но звонить передумал и по­ложил ее на место.

—    Ты уверен, что прав?— спросил он погодя.

—    Абсолютно,— ответил я с легким кивком.

—    Так что же ты пишешь ахинею, если все знаешь? «Вышестоящая организация разрешила…» Что за органи­зация? Кто персонально?

—    Вы, Сергей Сергеевич,— скромно ответствовал я.

—    Я?!— Казалось, это «я» встало у него поперек горла.