День Юпитера

заходи, дорогой друг, заходи…» Тон этого боборыкинского приглашения напоминал светлую булыги некую радость.

—    Иду, Сергей Сергеевич,— сказал я и не сумел отка­зать себе в праве на некоторую вольность.— Я тоже тоскую.

—    Весна плохо действовала на Боборыкина. Он похудел, осунулся, на правой щеке виднелись два пореза от поспеш­ного бритья, глаза были донельзя рыжими, как тогда, после парной, и, будь на его месте кто-то помельче чином, я бы сказал, что он похож на мартовского кота. Даже золотые очки на этот раз не спасали его. Но почтение к власть пре­держащим пузырьками бродит в нашей чиновничьей крови: если мы и не уважаем человека, то пытаемся чтить его кресло. Впрочем, Боборыкин не нуждался в содействии ве­нецианских краснодеревщиков. Он мог руководить и сидя на простом табурете.

—    Как это выражается твой Битяй?— спросил Сергей Сергеевич.— Хреновата ваша вата, сквозь нее проходит дым? Так?

—    Любимая поговорка Геннадия Васильевича,— под­твердил я, поняв, что Боборыкин подловил меня на каком-то ляпсусе.— Но еще Геннадий Васильевич любит повторять: «Быть добру».

—    Я тоже иногда не гнушаюсь,— усмехнулся он и за­барабанил пальцами по акту ревизии, где я значился пред­седателем комиссии.— Вот ты пишешь здесь: «Управление осуществляет строительство склада за счет средств на ка­питальный ремонт. Имеет место использование ассигнова­ний не по назначению,’ однако на это есть разрешение вы­шестоящей организации». Какой там складик, кстати. И чей он?

—    Небольшой, Сергей Сергеевич. Заводской амбар. Четыре метра длиной и три шириной.

—    А известно тебе, кто может разрешить строительство такого склада за счет отчислений на капитальный ремонт?

—    Полагаю, что да.

—    Если ты знаешь, что такое право имеет лишь ми­нистр Советского Союза, почему же ты пишешь, что некая вышестоящая инстанция разрешила. Тебе ведь ясно, что такое разрешение не имеет силы. Даже республиканский министр неправомочен подписать такой документ. Только союзный.

—    К сожалению, Сергей Сергеевич, министр Совет­ского Союза не наделен полномочиями разрешать строи­тельство складишка четыре метра длиной и три шириной за счет денег, отпущенных целевым назначением, на капи­тальный ремонт.