День Юпитера

Рас­сказать кому-нибудь — не поверят. Информация, конечно, не для акта, а для размышления. Но эти двенадцать тысяч за прошлый год мы сдерем. Художник-портретист…

—    А меня вдруг понесло. Я начал рассказывать Валентину про фальшивое благополучие отчетов организаций, которые проверял, про десятки тысяч незаконных премий, про уральские миллионы и служебно-дружеские попойки на пароходах… Он слушал, кивая иногда, внимательно смотрел на меня и молчал.

—    Это общая беда,— сказал он, когда я излил душу до донышка.— Здесь нужны кардинальные меры. Пока реви­зоры остаются в подчинении хозяйственников, проку ждать нечего. Основной задачей проверяемых стала организация досуга проверяющего лица — столик в ресторане, хорошая сауна, выезд на природу. Весь этот интимный — иначе не назовешь — контроль нужно заменить истинно государст­венным. Вся ревизионная работа должна сосредоточиваться в Комитете народного контроля и Министерстве финансов. Эта идея, кстати, не нова. Такое предложение вносилось не единожды. Но пока все поймут, что ведомственный конт­роль изжил себя, превратился в легкое семейное журение, это непонимание влетит стране в миллиарды, а не в копе­ечку. Дай-ка и мне закурить.

—    Я протянул сигарету, чиркнул спичкой, он сделал не­сколько глубоких затяжек и зло вкрутил сигарету в пе­пельницу.

—    Подумать только!— и скрипнул, даже скрежетнул отменной белизны зубами.— Такая мощная армия! Такая огромная армия — и бездействует. Мало того, наполовину разложились… Вчера вот в «Вечерке» статья. Называется «Куда смотрели ревизоры?». Обычная история. Ревизоры приходили и уходили, а милиция получила сигнал, пришла и нашла. Так куда смотрели ревизоры? А?.. Известно, ку­да,— ответил он сам себе.— Одни — в стакан, другие — где бы поживиться, а третьи, их меньше всех,— и впрямь без­грамотны. Четвертые не утруждали себя, пятые не желали гневить начальство, шестые…

—    Слушая его, я вспомнил небольшую деталь, рассказан­ную вскользь Битяем. Тогда я лишь усмехнулся и — забыл. А вот теперь почему-то вспомнил.