День Юпитера

Результат: за прошлый год премии двух кварталов по­лучены обманным путем. Это двенадцать тысяч рублей. И за три предыдущих года — я проверял — тоже около сорока тысяч. Всего пятьдесят. Что вы на это скажете?

—    Да что вы мне тычете это оформление?! не­ожиданно вспылил Казимир Антонович,— Чепуха какая-то! Когда штурмовали мемориал, я там все скульптуры запротестовал, а вы — оформление…

—    Стойте, стойте,— перебил его Валентин.— Это какие скульптуры?

—    Те самые. Какие еще?

—    Скульптуры «Воина . и Работницы»… «Победите­лей»?— вырвалось у меня. Все прежние деяния бледнели перед этим. Оказывается, Казик, ничтоже сомнешься, до­брался и до известного мемориального комплекса. Этакого и я не ожидал.

—    Ну да. Они приехали из Ленинграда, я их смонти­ровал и, конечно, запроцентовал.

—    Как это из Ленинграда?— опять не понял Валентин.

—    Ну, из художественных мастерских. Одна скульпту­ра «Воина и Работницы» стоила сорок восемь тысяч, мы ее собрали, поставили и запроцентовали,— Казимир Антоно­вич в недоумении пожал плечами и развел руками.— Двое суток, не смыкая глаз, как проклятые вкалывали. Но сде­лали. Руководил всей стройкой заместитель министра. Он- то и разрешил, даже приказал запроцентовать…

—    И кто у вас сейчас на подходе?— не удержавшись от иронии, осведомился я.— Венера Милосская? Она на доб­рый миллион в валюте потянет.

—    Что ж, спасибо за информацию,— поблагодарил Валентин "и встал.— Весьма любопытно было послушать вас. Мы еще поговорим.

—    Казимир Антонович украдкой подмигнул мне и покинул помещение.

—    Что скажешь?— спросил я.

—    — Вины он за собой не чувствует,— сказал Валентин.— Обокрал государство на пятьдесят тысяч и — как с гуся вода. Да еще этот мемориал! Какой у них фонд зарплаты от объема? Процентов двадцать, наверно?

—    Двадцать три,— уточнил я.

—    Значит, он только под скульптуру «Воина и Работ­ницы» выцыганил в банке около десяти тысяч рублей.