День Юпитера

А то у вас с ним какая-то пси­хологическая несовместимость. Будьте часов в пять на месте. Махнем на вечерок, а? Шашлычки зимой — стоящая штука.

—    Жареным уже и так пахнет,— усмехнулся я.— Как бы не переусердствовать. Спасибо, Казимир Антонович. В другой раз.

—    И здорово пахнет?— насторожился он.

—    Изрядно,— кивнул я.— Потом поговорим.

—    Хорошо,— сказал он,— Съезжу сейчас в трест и через час буду.

—    Он сел в машину и укатил.

—    Валентин пребывал в одиночестве. Папок на моем столе заметно прибавилось. Из них торчали закладки. Но не мо­его образца. Я просто отрывал кусок бумаги, а эти были аккуратно нарезаны.

—    Здравствуй,— Он поздоровался первым и указал на новые тома.— Я взял апрельские и ноябрьские процентовки еще за три года. Там то же самое.

—    Намереваешься устроить судилище века?— не удержавшись от иронии, осведомился я.

—    Это не все,— спокойно продолжал он.— Вчера я позвонил в городской Комитет и попросил людей для проверки на этот предмет остальных управлений. А их штук двадцать.

—    Может приключиться порядочная сумма,— сказал я с непроизвольным вздохом.— Не завидую руководству треста.

—    Более того,— Валентин с любопытством смотрел на меня, определяя реакцию на свои слова.— Сегодня рес­публиканский Комитет даст команду проверить этот же вопрос в областных центрах. Боюсь, там аналогичное по­ложение. Вот видишь, что ты натворил?

—    А ты человеколюбив,— сказал я.— Знаешь, что лю­дям тяжело умирать в одиночку, и сколачиваешь Казимиру компанию. Он должен по достоинству оценить твой гу­манизм.

—    Пусть будет так,— Валентин улыбнулся.— Но рас­копал ведь это не я, а товарищ Стасевич. Ты у меня — дар божий.

—    Только не спутай его с яичницей,— в тон ответил я.

—    Не спутаю, будь спокоен,— заверил он.— Кстати, ты что-нибудь пестришь в электрике?

—    Постольку поскольку. Приходилось заниматься. А что?

—    Я недавно проверял трест «Электромонтаж».