День Юпитера

И «Волга», и «Москвич» продолжали служить прежним целям — на них раскатывали главный инженер и зам. на­чальника. Только вот дверки машин с недавних пор стали украшать яркие надписи: «Перевозка мелких грузов» и «Аварийная».

—    Я прочитал эту часть акта и вспомнил, что подобные транспортные средства есть уже и в других наших управ­лениях. И не только у нас. Зрительная память живо откру­тила назад свою видеомагнитофонную ленту, и передо мной замелькало множество автомашин с аналогичными ярлы­ками, появившихся в последнее время на улицах.

—    Слушай, а куда ГАИ смотрит?— не удержался я.— Ведь всю эту технику нужно прежде перерегистрировать.

—    Для ГАИ основное — порядок в документах. Фак­тическое использование — дело организации или пред­приятия.

—    Но ведь Боборыкин не мог не знать об этих выкру­тасах! Это же прямой обман.

—    Конечно,— усмехнулся Павел Федорович.— И при­каз подписал о переоформлении. Получается и смех и грех. Когда машины числились в служебных, так хоть какие-то ограничения в горючем были. А сейчас — жри бензина сколько хочешь, потому что они якобы на производстве.

—    То есть налицо прецедент?

—    Вот именно. Если Сергей Сергеевич признает мой акт, ему придется признать все труды по перерегистрации напрасными и распрощаться с…— он наморщил лоб, при­кидывая приблизительное число,— с по меньшей мере пятнадцатью легковушками в системе объединения.

—    Н-да,— машинально произнес я и вспомнил, что та­кое же «н-да» вырвалось и у Михаила Алексеевича после знакомства с моими справками по московскому тресту.

—    Но, боюсь, ничего у меня не получится,— спокойно сказал Грачев.— Этих друзей научат, как сфабриковать кипу документов о якобы доставленных на объекты мелких партиях грузов, всяких там поломках, куда аварийка спе­шила на помощь, и воз останется на месте. Сейчас они от­писались наивной чепухой, но потом пошевелят мозгами и состряпают оправдание на высоком научном уровне… Впрочем, ты читай дальше. От твоего резюме тоже кое-что зависит.