День Юпитера

—    Наконец он встал, зашел ко мне за спину и остановился, словно пытаясь через темечко разгадать мои мысли.

—    Как дела?— спросил он, утратив терпение.

—    Готово,— сказал я.

—    Что готово?

—    То, что ты просил.

—    Так быстро?

—    Мой коллега Грачев говорит, что Полтавская битва продолжалась всего лишь полтора часа. А ты считаешь, что Казимир Антонович противник более грозный, чем Карл XII?

—    Не думаю. Но что все-таки готово?

—    То, что надо, то и готово. И перестань дышать на мою плешь. Она и так почти проедена.

—    Он засмеялся и вернулся на место. Я положил перед ним папку с майскими процентовками.

—    Видишь?

—    Монтаж-демонтаж портретов, их стоимость,— про^ бормотал он и вопросительно посмотрел на меня.

—    Не понимаешь?— с деланным удивлением осведо­мился я.

—    Ни бельмеса,— честно сказал он.— Объясни. До­ступнее.

—    Изволь. Только влезь сперва в шкуру Казимира Ан­тоновича.

—    Я уже в ней.

—    Очень хорошо. А теперь представь, что тебе поручи­ли перевесить с места на место все картины в Третьяков­ской галерее. Станешь ты включать стоимость этих картин в объем выполненных работ?

—    Нет,— быстро сказал он и оживился.

—    А почему?

—    Потому что их стоимость добрый миллиард рублей. А это годовой объем работ крупного строительного ми­нистерства. Следовательно, я один могу за день выполнить объем работ, запланированный на год ста с лишним тыся­чам рабочих.

—    Молодец, усек. Но я еще не довел дело до конца.

—    Почему?

—    Ищу параграф. Задача не из легких.

—    В крайнем случае, хватит логики.

—    Это будет логика палача.

—    А ты и есть палач,— захохотал он.— Это же надо! Молодчина! Не зря Казик отпарил тебя. И впрямь зве­реешь.

—    Но параграф я все-таки отыщу.