День Юпитера

Голословие до­пустимо в философском трактате, а не в справке по ре­визии.

—    Я сидел и ломал над этим вопросом голову. Дома у меня лежал трехтомный «Справочник по проверке проектно- сметной документации», и я пытался вспомнить, что можно выудить в этом пособии. Ничего не придумав, стал листать процентовки дальше. В ноябре, когда город украшали к октябрьскому празднику, управление снова не преминуло поживиться за счет этой же махинации. Я прошел в пла­новый отдел и взял отчеты о выполнении планов второго и "четвертого кварталов. Потом вычел из них суммы май­ских и ноябрьских художеств, и получилось, что второй квартал управление выполнило на девяносто семь процен­тов, а четвертый — на девяносто девять. Пришлось идти в бухгалтерию. Затребовав справки о суммах выплаченных премий, я вскоре имел в активе двенадцать тысяч двести тридцать один рубль сорок шесть копеек незаконных вып­лат. Оставалось найти пункт, тот самый Архимедов пункт, опираясь на который можно перевернуть не только мир, но и руководимое Казимиром Антоновичем хозяйство. Жа­лости или сочувствия я к нему не питал. Но и жестокости во мне не было. Просто я был бесстрастен и беспристрастен. А холодное удовлетворение собственным профес­сионализмом наполняло душу спокойствием и уверен­ностью.

—    Я снова начал размышлять, ворошить память в надежде, что она подскажет нужный пункт без обращения к литера­туре. Я думал и наблюдал за Валентином. У него был свое­образный стиль работы. На первый взгляд «крушник» был сумбурен в действиях, суетился и дергал своих бухгалтеров по незначительным, Сказалось, пустяшным вещам. Он вызывал их по нескольку раз, запутывал, сам, казалось, запу­тывался, откладывал неясный вопрос, через полчаса воз­вращался к нему, снова выспрашивал, строя непонимаю­щую и удивленную физиономию, и потом… наносил удар — точный, резкий и сильный, полностью деморализующий оппонента. И во время всех этих психологических и почти детективных манипуляций он не оставлял без присмотра и меня, искоса поглядывая на процентовки, которые при­влекали мое внимание. Хитер был парень, опытен и питал к нашему брату ведомственнику явное недоверие.