День Юпитера

Не случайно ведь испан­ский гранд Игнасио Лойола, некогда забубённый грешник, стал со временем Великим инквизитором, а Ванька Каин, знаменитый старорусский бандюга, оборотился грозой бывших сотоварищей, став сыщиком…

—    Через окно была видна рыжая голова, покоившаяся на папках. Морозное небо, отражающееся в стеклах, окружало ее ярким синим ореолом. Валентин спал.

—    До начала рабочего дня оставалось десять минут. Я по­думал, что здешним сотрудникам не стоит заставать Ва­лентина спящим, и тронул его за плечо.

—    О, черт!— пророкотал он, открыв глаза и увидев ме­ня. Затем смутился и потер ладонями лицо.— Ты понима­ешь, ребенок изводит по ночам. Такой крикливый малыш получился, дальше некуда. И голос к тому же наподобие моего. Но зато — мужик!

—    А вот Казимир Антонович пришел бы раньше меня, приказал бы сфотографировать тебя да и отправил бы сни­мок по инстанциям. Вот, мол, поддавший ревизор, полю­буйтесь. А потом доказывай, что не ты украл шубу, а у тебя.

—    Ишь какой осторожный!— Валентин вскинул бро­ви.— А знаешь, ты прав. Пятно могут из-за любого пустяка положить. Хотя бы потому, что спать на работе неприлич­но. Неприлично ведь спать, а?

—    Неприлично,— сказал *я.— Хоть об этом тоже ни в каких инструкциях не записано.

—    Встретившись взглядами, мы рассмеялись.

—    А Казик наш, оказывается, битый мужик,— известил" я.— Его уже однажды Комитет снимал с работы.

—    Знаю,— сказал Валентин.— Он в должности за­местителя управляющего по снабжению фондовые мате­риалы направо и налево транжирил. За это и схлопотал. Перед тем, как идти сюда, я все его досье изучил. Но, чест­но говоря, как человек он мне нравится. Но как руководи­тель… Запустил, каналья, волосатую лапу в кассу управле­ния и взял тысячу триста рублей. На покупку автомобиля, как сам мне признался.

—    Как это?— не понял я.

—    Очень просто. Подошла очередь, денег не хватало, решил не брать взаймы у частных лиц, а взял под расход­ный ордер в собственной кассе.