День Юпитера

Банные полки роднят людей. Об этом свидетельствовала вся исто­рия человечества.

—    Буду весьма рад,— сказал я.— Обожаю подобные мероприятия.

—    Мне надо тебя почаще выделять в распоряжение комитетов,— сквозь смешок проговорил Боборыкин.— Хоть хорошие парилки по твоей милости изучу. До встре­чи.— Он положил трубку.

—    Очень хорошее место,— не давая мне опомниться, подхватился Казимир Антонович.— Подземщики сооруди­ли. Управление «Центрподземстрой» для своих проходчи­ков. Тамошние хлопцы — мои хорошие товарищи. Можно было бы свозить вас в кемпинг, но здесь лучше, уютнее. Значит, договорились. Часов в шесть едем.

—    Я пообещал быть на месте и вернулся к Валентину. Он что-то втолковывал полному пожилому мужчине, облоко­тившемуся на высокую кипу лежавших на столе папок с документами. Человек был в поту и явно заискивал. Тре­пка была, видимо, дельной и близилась к концу. Я сел на­против и прислушался к беседе. Собственно, беседы как таковой не было. Звучал монолог-нагоняй. Я изрядно уже поднаторел в бухгалтерских премудростях, но нюансы, о которых витийсхвовал Валентин, были и для меня в но­винку. Главный бухгалтер — это мог быть только он — слушал и понятливо кивал. Я подумал, что из моего отдела лишь Грачев сумел бы говорить с «крушником» на равных… Вскоре и вовсе домученный ответчик отпросился на ро­зыски некой накладной, и мы остались одни. Валентин вздохнул, как-то сник и потер ладонями лицо.

—    Не хотят мышей ловить,— с раздражением произнес он.— Хоть ты их режь, а не хотят.

—    Много недостатков?

—    Сам черт ногу сломает. А этот,— он кивнул в сторо­ну двери,— считается одним из лучших главбухов в тресте. Да и ревизию трест тут только месяц назад проводил. Диву даешься, куда вышестоящий ревизор смотрел. Придется писать представление в Министерство жилищно-комму- нального хозяйства. Хотя все это — как мертвому припар­ки. Пожурят для виду, и круг замкнется.

—    А живому припарка помогает?— спросил я, заце­пившись за слово.

—    Этот парень начинал мне нравиться, и интуитивно я по­чувствовал, что мы можем понять друг друга.