День Юпитера

Отовсюду жалобы жильцов на никудышный ремонт идут, почта задыхается, а Казик — герой по вашим проверкам.

—    Несмотря на воробьиную грудную клетку, голос у моего коллеги был знатный. Басистый голосина, дьяконский. Если слушать, закрыв глаза, непременно представится здоро­венный детина с плечами шириною с дверной проем. Из тех, кого кличут заглазно мордоворотами.

 — А на меня Казимир Антонович произвел неплохое впечатление,— сказал я.— И переходящее Красное знамя в кабинете стоит.

—    Хо-хо!— воскликнул Валентин. Я попытался тут же припомнить, кто из литературных героев имел склонность к этим междометиям, и пришел к выводу, что похоже из­ливала свои эмоции Эллочка-людоедка.— Теперь контро­лирующие органы взялись за это. Несколько лет назад монтажный трест в Сельхозстрое взял союзное переходя­щее знамя. Тряхнули этот трест как следует, и оказалось, что дутые показатели. Монтажники выполняли много работ по капитальному ремонту, а загонялись эти объемы в отче­ты по капитальному строительству. Разложили мы все по натуральным полочкам, и вышел пшик! Комитет сунул всей верхушке начеты по три оклада, а управляющего, главного инженера и трех начальников управлений снял с работы. Хороший там, кстати, мужик управляющий был. Метнев Владислав Владимирович. Не знал?

—    Нет.

—    Он и не ведал, как я думаю, что его подчиненные липу пишут, но все равно поплатился… Или вот совсем не­давно трест тепло изолировщиков рассматривался после проверки республиканским Комитетом. Тоже два года подряд переходящие знамена завоевывал, да не какие-ни­будь, а союзные. И тоже оказалась липа, низвергли их с небес в преисподнюю, сняли с работы и управляющего, и его боевых заместителей.

—    Мохова сняли?— удивился я.— Анатолия Василь­евича?

—    Его, сердечного,— кивнул Валентин.

—    Внезапно он насторожился, с таинственным видом прижал к губам указательный палец, молчаливым жестом попросил меня освободить проход и осторожно, на цыпоч­ках, стал красться к дверям. Оказавшись у самой филенки, он сердито крякнул.