День Юпитера

Он подвизался еще в какой-то конторе на полставки и утаивал этот приработок от пар­тийной кассы. А будучи изобличен, живехонько бежал куда глаза глядят. Именно Битяй и начал строить догадки насчет грядущего потопа, ибо прием на работу в ремонтно-строи­тельную фирму инженера-корабела был фактом по мень­шей мере удивительным. Мне дали щелчок по носу, однако обиды я не чувствовал и только вспомнил со смешком раз­говор со Степаном Ольгердовичем, советовавшим мне пре­тендовать на кресло заместителя Боборыкина.

—    Идешь журить Павла Федоровича?— Битяй пыхнул в меня дымом.

—    Не обкуривай своего либерала-начальника,— от­махнулся я.— Пошли. Нам высочайше приказано обсудить некую важную статью. Будешь читать вслух. У тебя дикция декламатора. Поднаторел на тостах.

—    Грачев и Булыгин, склоняясь над столами, рьяно труди­лись над проектами приказов. Иван Федотович переделывал свой в третий раз, но я знал, что мне все равно самому придется лепить из этой галиматьц что-то более или менее порядочное.

—    —• Перекур, товарищи,— провозгласил Битяй, уселся за мой стол и разложил перед собой газету.— Будем изучать текущий ревизорский момент. Я уже вижу, что здесь что-то про нашего брата. Заголовок просто шикарный. «Шабашник с мандатом ревизора». Любопытно, любопытно. А рубрика: «Закон обязателен для всех». Автор — Е. Заборцев.

—    Грачев взглянул на меня с подспудной надеждой. Тя­жело давалась ему очередная ревизия, но мне он и словом не обмолвился о душеспасительных наставлениях Боборыкина. Павел Федорович нуждался в поддержке. И я знал, что сумею постоять за него. Хотя бы потому, что крупно­масштабного потопа не опасался. Я хитровато подмигнул ему и расположился за битяевским столом.

—    «В тот памятный день бухгалтерский аппарат одес­ского ресторана «Киев» пришел на работу, словно по боевой тревоге, раньше обычного. Из неофициальных источников стало известно, что ожидается ревизор. Он появился ровно в девять и внушительно произнес: «Косенко! Прибыл по личному указанию начальника милиции».