День Юпитера

Пойми, дорогой мой коллега, никому эти твои максималистские устремления не нужны.. Ты должен сам добывать себе власть. Свою, собственную. Кому нужен весь это шум? Никому! Только заставляешь всех от мала до велика косо смотреть на тебя.

—    В стену дважды постучали. Сосед призывал нас на ужин. Я искоса взглянул на площадь. Падал мокрый снег. В город пришла оттепель. Я почему-то вздохнул, и это, видимо, по­лучилось не к месту. Степан Ольгердович положил руку мне на плечо и ободряюще сжал его — не пропадем, мол, брате!

—    Я пошел умываться. Напор был слабым, вода из крана текла еле-еле. Звук струи напомнил мне Михаила Алексе­евича. Вернее, его голос… Когда выводы половины моих справок были уже опровергнуты, Михаил Алексеевич раз­говаривал с Костромой, обещая тамошнему заводу срочно направить монтажников для капитального ремонта каких- то гальвано автоматов. Не успел он положить трубку, как позвонили из Витебска по вопросу реконструкции двух це­хов, потом пробилась Алма-Ата, тут же ее сменил Брянск, а следом прорвались Барановичи…

—    Более часа я ожидал, пока он освободится, и с каждой минутой все более и более чувствовал себя мелкой и зло­вредной букашкой на броне танка, неудержимо рвущегося вперед. Михаил Алексеевич вершил дела, гнал жизнь, а некто Стасевич — мелкий, самолюбивый человечишка, одолевший с грехом пополам десяток-другой инструкций,— пытался затормозить движение. Тогда я подумал, что слишком самонадеянно впал не то чтобы в мировую, а в общесоюзную скорбь. И усовестился, и готов был разо­рвать и последние, одобренные справки.

—    А вот теперь все оборачивалось по-иному. Да, танк действительно неудержимо продвигался вперед, но при этом бездумно, слепо и нещадно давил поля с посевами… По привычке я прикинул, на какой период окупил себя этим уральским миллионом. Получилось — на триста тридцать три года. Если исходить из месячной зарплаты в двести пятьдесят рублей. Можно было смело умирать или завали­ваться на печь. В экономическом плане существование мое, да и праправнуков, окупалось с лихвой.