День Юпитера

Действительно, взять, к примеру, рационали­заторов: им законом установлены определенные отчисления от суммы экономии. И довольно солидные. Почему бы не применить это же и к ревизорам?

—    Уже пытались,— я вспомнил беседу с Грачевым.— Не кто иной, как Петр Первый, сулил людям, указывающим на казнокрада, движимое и недвижимое имущество по­следнего. И даже фискалов учредили, так как доносили мало.

—    Это пройденный этап,— сказал Стгпан Ольгердо­вич.— Сейчас должен начинаться новый виток спирали. Моральные ценности моральными, а вот личная матери­альная заинтересованность ревизора необходима. Чтобы не спали, а старались… И вывести всех нас нужно из ведомств и переподчинить над ведомственному органу — Министер­ству финансов или Комитету народного контроля. Вот тогда можно будет наводить порядок. А так… Ну, предположим, покажешь ты свой расчет в акте, ну, выгонят с работы на­шего дорогого члена коллегии да Михаила Алексеевича вместе с ним, чтобы не скучно было. А дальше? Ну, может, засадят их на пару лет за глупость, пенсии они потом пер­сональные свои потеряют. Ну и что? Денежку-то уже не вернешь, тю-тю два миллиончика-то. А дальше, дальше? А дальше вот что. Придет новый член коллегии, да на стул Михал Алексеича взгромоздится какой-нибудь там Алексей Михалыч, а они знают, что из-за двоих «прохвостов»— тебя и меня — погорели их предшественники. Так что им, сидеть на бомбе? Нет уж. Возьмут да и сожрут нас, как миленьких. И статью подберут, если так уволиться не пожелаем. В общем, вышибут за милую душу. И никому ты ничего не докажешь. Мало того, пустят о тебе по миру такую худую славу, что ни один руководитель не только на работу не возьмет, но и на порог не пустит.

—    Заколдованный круг?— я пожал плечами.— Так, что ли?

—    Именно так,— с нарастающим раздражением под­твердил он.— В ходу сейчас расхожая фраза: «Кто не ра­ботает, тот не ошибается». Ею и прикрываются. Но одно дело, когда токарь запорет ерундовую заготовку в рублик ценою, а другое — когда наш с тобой общий босс своей не- ученостью загубит миллион-другой.