День Юпитера

Не следовало нас в первый же день приглашать в ресторан «Уральские пельмени».

—    Не понравилось? Там ведь отличная кухня.

—    А какие там подавались пельмени? Вспомните-ка?

—    Оленьи и медвежьи.

—    Ну, и какие вы заказали? Да еще по четыре порции?

—    Медвежьи.

—    Так неужели до сих пор не понимаете?!—Степан Ольгердович заливисто хохотнул.— Ревизоры наелись медвежатины и озверели!

—    Управляющий принужденно улыбнулся. Я тоже. Шутка была малость топорная, но уместная. Водитель обернулся к управляющему, точно испрашивая разрешения повесе­литься, засмеялся, и в тот же миг смех его был оборван хрипловатым вскриком Степана Ольгердовича. Мне даже стало не по себе.

—    Стой!— истошно заорал он.

—    Взвизгнули тормоза, и «Волгу» резко занесло на сколь­зком шоссе.

—    Шофер и мы все не заметили, как с проселка, под косым углом вливавшегося в трассу, почти наперерез нам вырва­лась милицейская машина, а вслед за ней, тоже на ско­рости, следовала длинная, хвост которой терялся где-то вдали, колонна тяжелых грузовых машин — целый мощный автопоезд. «Волгу» развернуло и кинуло багажником к ко­лесам передней машины. Следовавшая за ней машина, ук­лоняясь от удара, круто рванула влево, зарылась в снег обочины и накренилась. Все свершилось мгновенно, и, когда я разомкнул руки, которыми инстинктивно закрыл лицо от возможных осколков, в окна нашей машины смотрели лица двух милиционеров. За ними виднелись настороженные лица водителей. Сквозь лобовое стекло хорошо просмат­ривался синеватый указатель на железобетонном дорожном столбике. На нем четко белели ровные буквы: «Миаштруда».

—    Дверцу нашей «Волги» открыл офицер милиции.

—    Куда вы прете?— рявкнул он.— Регулировщика чуть не сшибли. Жить надоело?!

—    И только сейчас мы заметили чудом отпрянувшего назад парня в форме автоинспекции. Он стоял чуть поодаль и вытирал рукавицей лоб. Видимо, от внезапной испарины. Офицер записал номер машины.