День Юпитера

—    Мы вернулись в конторку и минут за двадцать составили акты. Пичугин подписал их, но с примечанием, в котором требовал, чтобы заказчик показал объекты, где он, Пичугин, вел работы, так как самому ему припомнить их не удалось. Его увезли. Представителю управления надо было решать какие-то дела на заводе, и он отправился к директору. Мы с Александрой Сергеевной тоже быстро ретировались, пре­доставив жене Пичугина возможность спокойно всплакнуть в конторке. Весь домашний хрусталь, как мне уже было известно, она заблаговременно перевезла к матери.

—    На улице мы задержались у заводских ворот. Передо мной снова предстала недавняя милая Сашенька. Такая, какой я ее впервые увидел.

—    Вы оборотень,— льстивым голосом произнес я.

—    Мне считать это комплиментом? К тому же я не знаю, чем отличается оборотень от вампира. Нет ли у вас инструкции и по этому вопросу?

—    Вы хороший оборотень,— с улыбкой ответил я.— А инструкцию подыщем. Когда вам представить оный до­кумент? Могу приобщить к материалам нашей ревизии, которые мне все равно придется занести вам вместе с со­проводительным письмом.

—    Если не затруднит, послезавтра в три,— улыбнулась она в ответ.— Меня сроки поджимают.

—    Договорились,— сказал я, взял руку девушки и с отменной старомодной галантностью коснулся ее губами.

—    Сашенька смутилась, выдернула руку и быстро ушла. А я стоял, смотрел вслед, и было у меня такое чувство, будто у нас назначено свидание, а не час передачи доволь­но-таки унылых бумаг органам внутренних дел.

—    Я запирал дверь, когда за ней коротко и настойчиво на­чал звякать телефон. Нас вызывал «межгород». Пришлось поспешно проделать обратную процедуру. Как это всегда бывает в спешке, замок начал заедать, но все-таки к аппа­рату я успел.

—    Булыгина вызывает…— телефонистка назвала город, где Иван Федотович открыл в свое время «Улицу любви».— Ответьте, пожалуйста.

—    В трубке защелкало, заулюлюкало, запершило, как в нездоровом горле, но вскоре этот шум перекрыл сильный мужской голос.