День Юпитера

Пичугин заметно при­уныл и растерялся. Он начал путано объяснять, что работы  фактически выполнены на каком-то там профилактории, кузнечном цехе, но по тем объектам не было финансирова­ния, и пришлось составлять акты приемки по этим, чтобы банк не придирался и оплатил счета. Представитель управ­ления поддержал Пичугина и предложил включить в акт обмера объемы, на которые тот указывал. Я был готов к этим доводам. Вернее, успел подготовиться, измордовав себя за несколько вечеров зубрежкой так, что строки дра­коновских инструкций о порядке выполнения контрольных обмеров въелись в мою память как татуировка.

—    А как быть с требованиями Стройбанка СССР?— спросил я у представителя управления.— Имеется в виду пункт «14».

—    Он пожал плечами. Мне захотелось блеснуть перед Александрой Сергеевной памятью и знанием циркуляров. Злополучный для Пичугина пункт вылетел из меня на еди­ном дыхании:

—    «При определении завышения объемов не допуска­ется зачет стоимости не включенных в акты приемки работ. Для получения причитающихся сумм подрядчик должен представить в банк оформленные в установленном порядке платежные документы».

—    Сержанты уважительно посмотрели на меня и перегля­нулись. Пичугин сплюнул.

—    Пусть заказчики расхлёбываются,— сказал он.— Сами процентовки подписывали. Откуда я знаю, что и где делал два года назад?

—    Так сколько мы ему насчитали этой жести?— спро­сил представитель управления.

—    Я быстренько прикинул. Выходило около полутора тонн. Я назвал эту цифру.

—    Тонна стоитч двести десять рублей,— сказал пред­ставитель управления.— Значит, чуть больше трехсот.

—    Почему же трехсот?— вмешалась Александра Сер­геевна.— Двести десять — это государственная оптовая цена. А мы считаем ущерб по розничной, а не по оптовой. Розничная — семьсот тридцать за тонну. Итого: тысяча сто рублей.

—    Услышав это число, Пичугин снова сплюнул, и глаза его потускнели. Видимо, в камере предварительного заключе­ния он хорошенько проштудировал уголовный кодекс и понимал сейчас, что размеры хищения выталкивают его на более серьезную статью.