День Юпитера

Нигде и никогда меня еще не встречали так. Может быть, для Битяя все это привычно, но мне подобный прием казался честью не по заслугам.

—    Как только окончились промышленные корпуса, слева возникло синеватое старинное здание вокзала, машина ми­новала переезд, сразу за ним раскинулись перелески, и ми­нут через пять мы были у цели.

—    Над железными воротами красовалась надпись: «Пан­сионат «Отдых». В рощице виднелись небольшие каменные и деревянные домики. За ними простиралась гладь реки.

—    Езжай в управление,— сказал Битяй шоферу, когда мы вышли.— Тебя там ждут.

—    «Волга» развернулась и уехала. Мы прошли в ворота, быстро завершили дела у администратора, и Битяй повел меня к нашей временной обители.

—    Помещение и впрямь оказалось смахивающим на мо­нашескую келью. Отсек в приземистом бараке с двумя же­лезными койками, крохотным, загнанным, как икона, в угол зеркалом, столом и двумя стульями. Вход и распахнутое окно закрывали марлевые занавески. На одной из кроватей не было покрывала.

—    Это ваше ложе,— Битяй указал на кровать с покры­валом.- Можно было бы в каменном домике поселиться, но при дереве, я считаю, легче дышится.

—    Я задвинул чемодан под панцирную сетку, снял пиджак и сел на кровать. Раздался скрип.

—    Битяй скривился от этого звука, потер щеки. И я поду­мал, что он скорчил такую физиономию не от визга пружин, а от вида уезжающего под кровать чемодана, на содержи­мое которого, возможно, рассчитывал… Сам я не пил спир­тного, но, пытаясь оправдаться перед товарищем предсе­дателем, все же спросил:’

—    А буфет здесь какой-нибудь есть?

—    Буфет есть,— сказал он.— Да в буфете пусто. За­прещено. Вот минералочкой могу вас угостить. Для меня буфетчица в холодильнике специально держит.

—    Экий ты фрукт, только и подумал я.

—    Идемте,— сказал он, как мне показалось, чуть на­смешливо, отдернул марлевый полог и вышел.

—    Буфет располагался в каменном домике близ ворот.