День Юпитера

—    Здоров,— сказал он,— а ты чего здесь?

—    Здоров,— кивнул я.— Служба требует.

—    Александра Сергеевна удивленно взглянула на нас.

—    Вы, оказывается, знакомы?

—     Давно,— сказал я.— Но раньше я был в одной уп­ряжке с ним, а теперь — с вами.

—    Пичугин примостился за столом и стал есть, причавкивая. Я вышел перекурить. Жалости к этому человеку я не испытывал, даже элементарного сочувствия. Еще тогда, несколько лет назад, он произвел на меня впечатление на­чавшего спиваться субъекта. И вот финал… Теоретически и практически истоптанная закономерность.

—    Обмеры предстояло произвести на десяти заводских •объектах. При мне была накопительная ведомость, где пе­речислялись все якобы выполненные работы с применением оцинкованной жести, их количество и номера актов прием­ки. Задача была несложная, и я рассчитывал управиться быстро.

—    Наконец Пичугин окончил трапезу.

—     Ты уж не очень,— тихо буркнул он, едва переступив порог.

—    Я промолчал. Ему уже, конечно, сообщили о новом ам­плуа его вчерашнего коллеги. Я промолчал и начал спускаться.

—    Мне светит год общего режима,— шепнул он мне в затылок.— Смотри не перестарайся.

—    То, что Адаму положено, выдаст Адаму бог,— отве­тил я полуобернувшись.

—    Эта фраза из некоего чешского мультфильма про со­творение мира все больше и больше нравилась мне. Она походила на девиз средневекового рыцаря. Или должност­ного лица, облеченного в латы ревизорских полномочий.

—    Было как раз время обеденного перерыва, и, когда мы — Александра Сергеевна, представитель управления, Пичугин, оба молодцеватых сержанта и я — остановились возле черной трубы котельной, поодаль начала собираться толпа любопытствующих рабочих. Среди них были и люди с эмб­лемой нашего объединения на спецовках.

—    А вот никого из заводских нет,— сказал представи­тель управления.— Один срочно заболел, а второй поза­вчера уехал в командировку.