День Юпитера

В тесном по­мещении сидели на деревянной скамье представитель уп­равления — пожилой мужчина с тремя рядами орденских планок на пиджаке — и полная женщина с узлом в руках.

—    Здравствуйте, Александра Сергеевна,— женщина при виде нас поспешно встала.— Привезли уже Володю?

—    Скоро доставят,— сухо произнесла Сашенька, в один неуловимый миг обратившаяся в строгую и чопорную Александру Сергеевну Карманову.

—    Перевоплощение было изумительное. Назвать ее Са­шенькой я не смог бы сейчас даже мысленно. И недавний треп про машину бетона показался глупым и неуместным. Зря, подумал я, потянуло тебя на эту болтовню, хороши шуточки. Как-то раньше этот поступок не принимался мною всерьез, горе-наставники и не такое выделывали, а вот теперь, в присутствии жены Пичугина, растерявшейся в обществе моей спутницы, правда-матка грянула громом с ясного неба. Ясным небом был неприступный лик Алек­сандры Сергеевны.

—    Жена Пичугина выставила перед собой узел.

—    Можно мне покормить Володю?— робко спросила она.

—    Покормите, что уж тут делать,— разрешила следо­ватель.

—    Женщина проворно развязала узел и стала расставлять на выщербленных костяшками домино досках стола еду — винегрет, свежие огурцы, кастрюлю, из которой вкусно пахло молодой картошкой и жареной крестьянской колба­сой. Кастрюлю она закутала тряпкой, чтобы не остывала.

—    На лестнице загремели шаги. Я выглянул в окно. За во­ротами завода стояла спецмашина. «Черный ворон», как их называют.

—    Дверь открылась, и вошел сержант милиции, за ним че­ловек в мятом коричневом костюме, а следом — второй сержант. Жена Пичугина запричитала по поводу плохонь­кого вида супруга — а вид был действительно не ахти — и бросилась на шею незадачливому своему муженьку. Однако он отстранился и с любопытством взглянул на ме­ня. И когда глаза наши встретились, я тотчас узнал Пичу­гина. Черт возьми, мы виделись с ним именно во время моей преддипломной практики! Первый раз он зачем-то приез­жал к начальнику участка, а второй — забирал с крытого рынка два ригеля, которые завезли туда по ошибке.