День Юпитера

—    Перейдем к электрикам,— продолжал Александр Васильевич.— Правильно, магнитные пускатели — ахинея. Уж такую аксиому тем товарищам следовало знать. Но есть небольшой нюанс, который их кое-где выручает. Если конк­ретно, в одном из трех разбитых вами кварталов. Дело в том, что двадцать шесть силовых шкафов они изготовили непосредственно на объектах своими силами. А посему стоимость таким путем изготовленных шкафов подлежит включению в выполнение плана. На этот счет есть конк­ретные указания в Общей части ценников на монтаж. Вот пересчет,— он подвинул мне новый листок.

—    Второй щелчок по носу был уже послабее, и ничего по­хожего на уязвленное самолюбие я в себе не ощутил. Слишком высок был авторитет ведомства, которое пред­ставлял мой оппонент. Оно было конечной инстанцией,  и заключение его сотрудника, пусть даже неофициальное, обжалованию не подлежало.

—    Давно вы на этой работе?— неожиданно спросил Александр Васильевич.

—    Четыре месяца.

—    Четыре месяца?— с явным удивлением переспросил он.— Неплохо для начала. Я занимаюсь сметными делами всю жизнь, а вот-строителей спасти не удалось.

—    Их подвели инструкции Центрального статисти­ческого управления,— желая польстить ему, заметил я.

—    Да,— быстро согласился он.— Это не моя епархия. Итак, подведем итог. Из семи кварталов уцелели четыре.

—    Могу допроверить,— неуверенно сказал я.— Еще денек…

—    Хватит,— вмешался Михаил Алексеевич.— Рабо­тать-то когда, если все время проверять? Да, вот еще что, в самом начале я упустил одну деталь — не выдал вам конкретное письменное задание на проверку. Сейчас ис­правлюсь.

—    Каверзная это штука — трясти процентовки,— по­жаловался я Александру Васильевичу.— Столько указаний, дополнений, разъяснений. А незнание их — не довод. Но кто способен упомнить такую уйму?

—    Нелегко,— опять согласился он.— Даже ветерану приходится иногда несколько дней шевелить мозгами, что­бы ответить на запрос. Понабирали сейчас молокососов, запутали это дело — ужас…