День Юпитера

—    проявил личное мужество — не спасовал, мол, когда дава­нул на тебя ведомственный пресс, устоял перед ярым же­ланием Михаила Алексеевича соблюсти честь мундира и теперь можешь высоко нести буйну голову. Но с каждой ступенькой я безжалостно низводил себя с мнимого пье­дестала почета. Что ты особенного совершил? И при чем здесь личное мужество? Во-первых, ты знал: тылы обеспе­чены намертво — за спиной стоит Сергей Сергеевич Бобо рыкин, давший твердый наказ раскрутить здешний трест на полную катушку. И во-вторых, устоять перед натиском тебе помог страх наказания. Все справки официально подписа­ны, о них известно широкому кругу людей,, и стоило тебе выхолостить их, поддаться на уговоры, как собственными руками нацепил бы себе петлю на шею. Ведь случись что-нибудь, оба Мерзавио остались бы в стороне — знать, мол, ничего не знаем, получили такой материал от члена комис­сии… Я думал обо всем этом, и было обидно, что нес я эти справки, втайне надеясь все-таки на благодарность, а вместо нее пришлось выслушивать нечто иное. Сегод­няшнее мое упрямство уже вызвало гнев Михаила Алексе­евича, завтрашнее — еще более усугубит дело и в конечном счете придется распрощаться с объединением, ибо Сергей Сергеевич не станет продвигать меня по службе против во­ли высшего начальства…

—    Ровно в час дня я постучал в дверь кабинета. И, когда открывал ее, на ум пришла древняя цитата: «Все, что я сказал, я уже сказал». Слова были чётки, красивы, уместны для предстоящих минут, и, здороваясь с Михаилом Алексеевичем’ и незнакомым человеком в коричневом джемпере, я мысленно подбадривал сам себя.

—    Александр Васильевич,— представился незнако­мец.

—    Он был одних, видимо, лет с- Михаилом Алексеевичем и чем-то неуловимо походил на него.

—    Это мой товарищ,— весело глядя на меня, пояснил Михаил Алексеевич.— Так сказать, законодатель мод в строительном деле. Он представляет отдел сметных норм и ценообразования Госстроя СССР. Будешь беседовать с ним неофициально, но как с лицом официальным. Алек­сандр Васильевич любезно согласился провести экспертизу твоих справок.