День Юпитера

Если бы я попадался на таких вещах, отсидеть свой срок мне не хватило бы и пяти жизней… Поверь, из-за этой вот штуки с инвентарным номером,— он ткнул пер­стом в стол Михаила Алексеевича,— и впрямь виднее, как поступить в нашем случае. Скандалы по таким пустячным вещам излишни. Работа выполнена, истина тобой показа­на — и спасибо…

—    Довольно,— пресек его Михаил Алексеевич.— С меня на сегодня хватит. Чувствую, давление поднялось,— он повернул голову ко мне.— Разговор о вашей проверке мы продолжим завтра. Жду вас в одиннадцать утра. Впро­чем, не успею. В час дня. Всё. Вы свободны.

—    Оказавшись на улице, я позвонил Лене. Она ответила сразу. Я немного помедлил, ощущая, как желанное, глухо- вато-далекое и чуть тревожное «аллеу» волнышками вка­тывается в душу, начиная вытеснять неприятный осадок, засевший внутри после визита в министерство.

—    Бери Битяя,и приезжайте куда-нибудь,— сказал я.— Лучше всего в «Пекин». Там я еще не бывал, а настроение такое, что лягушку хочется сожрать. Там, говорят, подают.

—    В честь чего праздник?

—    Торжество не из маленьких. Только что два пожи­лых Мерзавио собирались ободрать страну на пятьдесят восемь тысяч рублей.

—    И как их успехи?— не совсем поняв, спросила она.

—    Занял круговую оборону и первую атаку отбил,-т- сказал я, подумав при этом, что завтра в час дня придется отражать вторую.

—    А что мы будем делать там?— поинтересовалась Лена.

—    Голь перекатная на выдумки хитра,— сказал я.

—    Ты никакая не голь,— ее голос был чист и спокоен, как у автоответчиков бюро погоды.

—    Я промолчал.

—    Бедненький, ты злой сегодня,— сказала она.— Мо­жет, не стоит в «Пекин»? У меня уютнее.

—    С тобой уютно и в пустыне,— сказал я.— Бери Ген­надия Васильевича и приезжай.

—    Хорошо,— согласилась она.— Только успокаивайся поскорее.

—    Угу,— пообещал я и бросил трубку на рычаг…

—    Подходя к подземному переходу, я был еще горд собой: