День Юпитера

—    Под утро мне приснился странный сон. Все в нем похо­дило на явь, если исключить, что солдатик с эмблемой ин­женерных войск на петлице вручил мне черную метку не как-нибудь, а проникнув в дом- сквозь глухую кирпичную стену. Подал, ухмыльнулся и — сгинул в лимонном колере. А я сразу понял, что офицеры вызывают меня на суд чести.

—    Я облачился в парадную форму и побрел в центр города, где на крытом рынке — в этом сомнений не было — со­брались мои суровые кавказские камрады. Солнце только что поднялось, и я шел медленно, желая отдалить миг рас­платы и сочувствуя Джону Сильверу, тоже некогда полу­чившему зловещую черную метку.

—    У входа стоял караул. На солдатах тускло белели про­бковые шлёмы. Как у плантаторов. Воины отвели скрещен­ные кремневые ружья, и я вошел. Присяжные в пропахшей потом и выгоревшей полевой форме расселись на уныло-пустых прилавках, лузгали семечки и сплевывали шелуху на табло весов. Иные покуривали какую-то дрянь, отдающую- запахом тлена. Меж центральных рядов восседал в кресле подполковник, командир нашей части. В руках у него был микрофончик, шнур от которого тянулся к укрепленному под арочным куполом динамику.

—    — Фамилия?— необычно сердитым басом рявкнул ко­мандир, едва я переступил порог.

—    Из репродуктора громыхнуло так, что стекла чуть не по вылетали. Дело, судя по началу, должно было принять неважный оборот. Сперва я хотел прикинуться несмышле­нышем и признаться, бия. себя в грудь, что я — я! я! я! — закладывал фундамент этого шикарного сооружения и — вино-о-оват, братцы!— презентовал машину товарного бе­тона приятелю тестя моего родного братишки для каких-то там, несомненно, высоких и благородных целей, но всего-то одну, видит бог, всего одну, махонькую, плохонькую. Однако вокруг надменно хихикнули, и я понял, что номер не пройдет.

—    Стасевич,— сказал я. Горло пересохло, звуки про­рывались с трудом, и фамилия ободранно зависла в пустынной кубатуре рынка. Мне стало жалко свою фа­милию, и я тут же двинул ей на подмогу имя и отчество:— Анатолий Алексаныч.