Большой космос

Ему вспомнились их последние встречи, отравленные горечью отчуждения и непонимания, раня­щие — но такие ли уж несправедливые? — упреки принцессы, не скрывавшей печали и обвинявшей его в том, будто он перенесся через бездну времени не из-за любви к ней, а из-за азартной тяги к опасным, головокружительным приключениям, словно их на Зем­ле не хватало?! Эти обвинения возмутили его, и он с легким сердцем и превеликой охотой отправился на Троон, по существу бросив любимую на произвол судьбы!.. А ведь она была во многом права… В самом деле, мог бы он на Земле попасть в такой крутой переплет, как вот сейчас, на этой неизвестной планете, куда они сверзились на корабле ххарнов?..

Он требовательно и взволнованно, глухим и дрогнувшим голосом продолжал допытываться у Шорр Кана:

—     И как скоро они предпримут наступление?..

Он заметил, что Беррел пытается привлечь его внимание, что-то говоря и размахивая руками, но даже не повернул к нему головы, с напряжением ожидая ответа от Шорр Кана. Тот, однако, лишь нахмурил лоб:

—    Думаю, как только соединятся их разрозненные силы. Что же касается точного срока… Син Кривер не посвящал меня во все подробности их плана. Лишь одно мне доподлинно известно: звез­дный космический патруль графов будет сопровождать соединение тяжелых транспортов, предназначенных для перевозки бесчислен­ных орд не гуманоидов.

Гордон сжал кулаки.

—    Какая же роль отводится ххарнам во всех этих замыслах и приготовлениях? Вы мне говорили, что в графские владения пока прибыло всего лишь несколько этих тварей. Выходит, они тут сбоку припека?..

Шорр Кан покачал головой.

—    Чего не знаю, того не знаю. Син Кривер не очень-то рас­пространялся о своих отношениях с ххарнами. Естественно, он сказал мне лишь то, что счел возможным сказать… И, без сомнения, все это на две трети — ложь. — После короткой паузы он про­должил, очень серьезно и озабоченно: — Если вас интересует мое собственное предположение, то оно состоит в том, что ххарны намерены использовать Син Кривера и его союзников, чтобы за­грести жар чужими руками, преследуя при этом какие-то свои тайные дели, о которых я не имею ни малейшего понятия, но которые тем не менее ужасно меня страшат.