Большой космос

в том числе и двух вот таких же «пташек». Потом узнал, что они называют себя каллами.

Присев, трое мужчин настороженно и брезгливо следили за передвижениями нелепых созданий, которые быстро и целеустрем­ленно, не глядя по сторонам, продвигались вперед, опять-таки по предположению Гордона, к северу.

Шорр Кан, сложив руку козырьком над глазами, чтобы защитить их от солнца, внимательно осмотрел раскинувшуюся перед ними равнину.

—     Глядите, вон там, вдалеке, — негромко подсказал он.

Почти у горизонта другая, едва заметная из-за дальности рас­стояния группа аборигенов тоже держала путь на север.

—     То, что все они направляются в одну сторону, наводит на мысль, что я, и правда, видел город, — заявил Шорр Кан. — А где город, там и космопорт.

Его взгляд сделался задумчивым:

—     Мне кажется, скоро тут могут появиться корабли мятежных графов. И каллы готовятся их встретить. Без сомнения, Нарат Тейн вновь принялся собирать своих приверженцев.

У Гордона защемило сердце.

—    С какой стати он начал их собирать?

—     А вы не догадываетесь, что он явно что-то затеял? И в последнее время мы наблюдаем, как накапливаются силы для ре­шительного штурма, который так долго, тщательно и втайне от всех готовили графы Границ и орды Нарат Тейна.

—     Что же они собираются штурмовать? — вскинулся Гордон.

Шорр Кан небрежно повел плечами.

—    Разве непонятно?

Гордон вскочил на ноги, схватил Шорр Кана за плечи и сильно тряхнул его.

—     Так они намерены штурмовать Фомальгаут? И вы это знали и ничего мне не говорили?

Лицо Шорр Кана оставалось невозмутимым, как и голос, хотя ему трудно было говорить.

—     Будь благоразумен, Джон. С тех пор как нам удалось бежать с Аара, была ли у нас хоть одна минута, чтобы спокойно побесе­довать?

Он не отвел глаза под пронизывающим взглядом Гордона, и тот бессильно разжал руки. Но отчаяние и чувство вины все не отпускали Гордона. Он не должен был покидать Фомальгаут и принцессу Лианну! Начиная с того момента, когда они угодили в ловушку на Тейне и с таким трудом вырвались из нее, Джон все отчетливей осознавал, насколько велика опасность, грозящая Ли- анне, и все-таки оставил ее!..