Большой космос

Выслушайте же меня. Сложившиеся обстоятельства таковы: там, на Грани­цах, ххарны готовят галактическим мирам какую-то пакость. Мы же… попробуем навести кое-какие справки в их владениях, чтобы узнать, какую именно пакость. И возвратимся с этими данными на Троон, дабы звездные короли смогли хорошенько врезать этим ползучим гадам. И потом… Как раз такое задание вы и взялись выполнить, не так ли?

—     Но вы, почему вы решились чуть ли не на самопожертвование ради спасения Звездных королевств? — все допытывался Гордон.

—     Я же говорил вам, что не мог больше находиться среди предателей-графов, не рискуя выдать себя; ведь стоило тому же Суссюру слегка покопаться в моей башке, и мне каюк. С другой стороны, я не могу вернуться в королевства, где меня ждет суровая кара, с пустыми руками, не искупив своей вины. Если же я преподнесу Империи достоверную информацию о том, что эти твари готовят, мое прошлое будет забыто. Больше того, для боль­шинства я стану героем, а победителей, как известно, не судят. Готов даже поспорить, что через год-другой меня с помпой водворят на трон одной из планет, а то и одного из миров.

Беррела передернуло от его неприкрытого цинизма и тщеславия.

—     И мы предоставим ему возможность злоупотребить нашим честным словом, чтобы он смог достичь всего этого? — спросил он у Гордона.

—     Да, Хелл, — Гордон тщательно взвешивал слова. — И дело не столько в наших обязательствах, сколько в том, что он в принципе прав. Ведь он вовремя напомнил нам о цели нашей разведки.

Капитан замысловато выругался.

—     Вы спятили, Гордон, — но… я с вами. Я прожил уже до­статочно долго и могу позволить себе свернуть шею, выполняя труднейшее из заданий в веселенькой компании явного сумасшед­шего и еще более явного негодяя и авантюриста — величайшего из мерзавцев во всей Галактике!

Шорр Кан, хохотнув, дружески потрепал его по плечу:

— Не в бровь, а в глаз! И ничто в Галактике не устоит перед союзом трех явных гениев, учитывая, что ты, Беррел, величайший из капитанов космических кораблей и знатоков всех новейших технических тонкостей! За тобой мы как за каменной стеной! Разве не так, Джон Гордон?..