Большой космос

Лихо? Эти надутые индюки и опом­ниться не успели бы. Все у меня было точно рассчитано. Все учтено, кроме одного фактора, разрушившего все мои замыслы. Его-то я уж никак не мог взять в расчет: можно ли предугадать неожиданность? От Магеллановых Облаков до Границ добрались ххарны и вступили в тесный контакт с Син Кривером и некоторыми другими туго соображающими графами. Они слепо доверились при­шельцам и еще ликовали: как же, новые могучие союзники! Им и доныне невдомек, куда метят ххарны. А те, оправившись от сокрушительного поражения в далеком прошлом, снова собрались с силами, на это, правда, понадобились века, и теперь намерены взять реванш за свой позорный провал и завоевать галактические миры, используя для этого все доступные им средства…

—    Какие же именно? — вскинулся Гордон.

—    О, этого никто не знает — ни я, ни даже Син Кривер. Но я подозреваю, нет, уверен, что х’харны готовят в Магеллановых Облаках что-то такое, чему наша Галактика не сможет противо­стоять. Но что это конкретно, понятия не имею. Пока сделаны лишь первые шаги. Суссюр и несколько других ххарнов — это лишь агенты с ограниченной задачей: найти сторонников и заклю­чить с ними договор, который расчистил бы дорогу захватчикам. Х’харны пообещали графам, что поделят с ними Галактику в награду за их помощь. И эти кретины им верят!

—    А вы нет?

—    Послушайте, Гордон, вы же сражались против меня! И, по-вашему, я — полный идиот?! Ххарны настолько не гуманоиды, что им приходится усердно скрывать свои тела, если только это тела, под просторными покровами даже от союзников. О, они охотно воспользуются помощью графов и уничтожат их, как только нужда в этой помощи отпадет, без раздумий и сожаления распра­вятся с ними, отсекут, как лишний нарост. Как вы думаете, велика ли цена заверениям и посулам этих выродков?

—    Я разделяю вашу точку зрения, — кивнул Гордон.

Шорр Кан приглушенно рассмеялся:

—    Я рад, что мы с вами мыслим одинаково. Только я должен тщательно маскировать свои мысли. Если у этого проклятого Суссюра появится хоть тень сомнения, и он прозондирует мой мозг, я пропал. Моя двойная игра и так затянулась.