Большой космос

И не спускать с них глаз до прибытия Суссюра. Он пожалует к нам, как только зайдет солнце.

—     Ну что ж, друзья мои, — весело добавил Шорр Кан, — уверен, что вы погибнете смертью героев. Я всегда говорил: умирать надо храбро, по-мужски, если уж нет никакого шанса избежать смерти. Но, — он многозначительно и как-то странно посмотрел на Гордона, — мне кажется, ты везучий.

В ответ раздались приглушенные проклятья Беррела. Вскоре Берт вновь водворил пленников в камеру, скрутив им руки и ноги и поставив за дверью надежную охрану. Беррел все продолжал изрыгать наиболее впечатляющие из всех известных ему руга­тельств, призвав на помощь и фантазию.

—    Слыхали? Великий актер! Жалкий, гнусный лицедей, кос­мический подонок, разбойник и бандит!.. Виданое ли дело!.. Вся Галактика давно уже считает его мертвецом и радуется, а он вдруг выскакивает, как черт из табакерки, и еще смеется нам в лицо! Нет, каков мерзавец!..

—    Это все — прошлое, и не стоит даром тратить на него порох, — рассудительно заметил Гордон. — Меня куда больше занимает и волнует то, что ожидает нас сегодня вечером, когда этот Суссюр, с которым я, кажется, знаком, нанесет нам визит, не предвещающий ничего хорошего.

—     Что же нам грозит?

—     Нечто вроде вивисекции мозга, только без скальпеля. У Суссюра на вооружении более действенный инструмент: уни­кальная способность телепатически внедряться в чужое сознание и извлекать из его тайников все необходимые ему сведения, а в данном случае — информацию, которой нам вовсе ни к чему с кем-либо делиться. Сами же после этой операции мы будем представлять из себя двух жалких безвольных марионеток, полностью выпотрошенных и лишенных памяти и прежней сообразительности. Вот что нас ждет и о чем даже думать страшно…

Гордон опустил голову. Беррел вздрогнул и побледнел, но спустя мгновение вновь разразился бранью, с трудом сдерживая клоко­тавшую в нем ненависть:

— Супер телепаты!,. Кудесники!.. Подлые воры, вот они кто! Бандюги,               ос я на чужое добро! Не удивительно, что Бренн

Бир вышвырнул их когда-то из Галактики.

Глубоко вздохнув, он замолчал, так как больше нечего уже было сказать.