Большой космос

Беррел удивленно посмотрел на Гордона, вновь оказавшегося рядом с ним.

—    Что это со мной?..

—    Вас оглушили, — объяснил Гордон, — но не каким-либо твердым, увесистым предметом, а этакой телепатической дубинкой. Когда мы уже приближались к металлическому городу, кто-то вторгся в ваше сознание и безраздельно овладел им, заставив вас целиком подчиняться его указаниям.

—    К какому еще городу? — Хелл Беррел недоумевающе раз­глядывал полутемную комнату. — Ничего не понимаю. Мы как будто в тюрьме.

—    Да, мы находимся в старом городе колонистов, а в каждом городе, как правило, имеется тюрьма, — терпеливо втолковывал Гордон.

Он все еще страдал от головной боли, но еще больше от уяз­вленного самолюбия: ведь он потерпел чуть не первое в жизни крупное поражение.

—    Хелл, в прошлый раз, когда я пребывал в теле Зарт Арна, вы все видели во мне героя, не так ли?

Беррел не скрывал удивления:

—    Это верно. Но…

—    И вот мне снова представилась возможность выказать себя героем. — В голосе Гордона звучала горечь. — Я хотел доказать, что и сам по себе, в своем обличье, я чего-то стою. И до сих пор мне это вроде удавалось. А теперь?.. Троон, Лианна… вряд ли будут гордиться мною.

—    Но во главе этой операции — я, — оборвал его Беррел. — И это из-за меня мы попали в крутой переплет.

Выпрямившись, он подошел к окошку. Лоб его собрался в склад­ки, с хмурым видом он вновь повернулся к Гордону:

—     Вы что-то говорили о телепатии. Но тоща на корабле должен был затаиться хотя бы один из этих чертовых магелланийцев!

—     Никто другой не смог бы согнуть вас в бараний рог. Но мы по существу ничего не знаем об их возможностях. Нас провели, как малых детей. Они только и дожидались нашего прибытия.

—    Варрен, Кано, Ранн, вы здесь? — завопил вдруг Хелл изо всей мочи.

Никто не ответил.

—    Значит, здесь никого больше нет, — пробормотал Беррел. — В этой треклятой мышеловке лишь мы с вами. Так что же нам делать?

—    Ждать, — просто ответил Гордон.

Они ждали долго, потом дверь распахнулась, и порог переступил молодой мужчина с надменным выражением лица и знаком молний на черной одежде.