Большой космос

Корабль-призрак почти касался макушек деревьев в бесшумном полете, сопровождаемом шелестом листьев, тускло блестевших в скудном свете редких звезд. Капитан не отходил от пульта управления, а Гордон не отрывал взгляда от переднего обзорного экрана.

Вдруг он увидел вдали слабый металлический отблеск… Он хотел указать на него капитану, но Беррел опередил:

—    Я вижу. Мы спускаемся.

Гордон ожидал такой же медленной и осторожной, как недавняя, посадки, но корабль продолжал скользить вперед: должно быть, Хелл выискивал для посадки площадку поудобнее.

На обзорном экране металлический отблеск все приближался, и вскоре Гордон уже различил здания небольшого городка, соору­женные из какого-то металла. Он видел купола, стены, улицы, окна без лучика света. По густой растительности, в которой пря­талось большинство зданий, можно было судить о том, что лес уже давно и неуклонно наступает на город. Вне всякого сомнения, это был центр колонистов, которым не удалось избежать роковой участи.

Вне города он заметил несколько замаскированных источников света. Гордон попытался определить расстояние до них по приборам. Скорее всего это было все, что осталось от древнего космодрома: большое плоское пространство с твердым покрытием, которое на­двигающийся лес еще не смог взломать.

С трудом ему удалось различить смутные формы нескольких ракет, небольших звездолетов, едва превышающих размерами корабль-призрак. Но форма одного из кораблей показалась ему незнакомой. Он обернулся к Хеллу, чтобы обратить его вни­мание на этот корабль, и увидел, что капитан вместо того, чтобы начать спуск, продолжает направлять корабль дальше, вперед.

—     Какого черта! Что вы делаете?! — вскричал Гордон. — Мы рискуем сесть точно у них под носом!

Антаресец не отвечал. Гордон попытался схватить его за руку, но был отброшен с такой мощью, что упал и покатился по полу. Однако он успел заметить выражение лица капитана: остекленели взгляд лишен осмысленности, лицо сведено судо­рогой, словно Беррел тщетно и отчаянно, изо всей силы, сопротивлялся чему-то непостижимому и неожиданно могучему, превысившему его психические возможности… Гордон в каком-то озарении все понял. Собрав все силы, он рывком вскочил на ноги и вновь бросился на антаресца, но тот словно прирос к полу перед пультом, продолжая механически, но энергично и молниеносно нажимать на кнопки и манипулировать регулято­рами скоростей и курса.