Большой космос

Как, по-вашему, существо, которое вы увидели, представляет опас­ность?

—     Не знаю, оно очень уж маленькое.

—     Было бы хорошо рассмотреть его получше и выяснить его повадки, прежде чем начать блужданья в этом лесу.

Обернувшись к одному из офицеров, Хелл приказал:

—     Варрен, вы будете сопровождать меня. Приготовьте полное вооружение.

Гордон поднял голову:

—     С Варреном пойду я. Один из нас двоих должен быть на корабле, чтобы выполнить задание, если с другим что случится… И разумней остаться тому, кто умеет управлять кораблем.

Гордон и Варрен спустились по трапу вниз. Тишина… Лишь густая золотистая листва тихо шелестела под дуновением легкого ветерка.

—    Где вы видели ту тварь? — спросил Варрен.

—     Где-то здесь… Я точно не знаю… Черт, может, это был просто падающий сухой лист.

Внезапно он остановился, устремив вверх настороженный взгляд. Над ним в развилке дерева виднелся странный деревянный ящик с дверцей.

—     То, что я видел, направлялось в эту сторону. Смотрите.

Варрен пристально вгляделся в крону дерева и тихонько выру­гался.

—     Я постараюсь залезть туда. По-моему, ничего страшного. Если что… прикройте меня, Варрен.

Лезть было невысоко, но Гордон вымотался, пока оказался на уровне ящика. Упираясь ногами в одну из веток, он осторожно толкнул дверцу. Раздался сухой треск, будто что-то лопнуло, сло­малось внутри. Какая-то сила противодействовала ему. Потом со­противление прекратилось, и дверца распахнулась. Гордон заглянул внутрь. Вначале он ничего не увидел, но когда глаза привыкли к разовому полумраку, он различил детали.

Те, кто изо всех сил препятствовали ему, когда он старался открыть дверцу, испуганно прижимались к дальней стенке. Их рост не превышал тридцати сантиметров, но форма тела, внешний облик были как у людей.

Некоторое время пораженный, лишившийся дара речи Гордон изучающе рассматривал эти неведомые существа, без сомнения, мужчину и женщину, совершенно обнаженных, с полупрозрачными, будто из пластика, телами. Молчание нарушил мужчина, что-то произнеся высоким тонким голосом. К сожалению, этот язык был Гордону совершенно не знаком.