Большой космос

Тогда негде было бы затаиться той опасности, которая угрожает сейчас всей Галактике и из-за чего могут пострадать Империя и, упаси бог, Фомальгаут.

Следуя окольными путями, разведчик-призрак уже глубоко про­ник в глубь Границ. По галактическим стандартам его скорость была средней. Он не нес никакого оборонительного оружия. Но для выполнения возложенной на него миссии у него были эффек­тивнейшие средства и возможности: он мог становиться невидимым, «затемняться», и каждый флот стремился иметь в своем составе такие корабли.

— Скоро можно будет «исчезнуть», — сообщил Хелл Беррел. — А вообще, доложу я вам, продвигаться вперед в этом хаосе Вселенной весьма затруднительно. Да еще стараясь не натолкнуться на граф­ские дозоры…

«Хаос… — усмехнулся про себя Гордон. — Боже, и это вол­шебство он осмеливается называть хаосом!.. Вот уж кощунство!..»

Мириады звезд и планет сверкали вокруг многоцветной россыпью драгоценных камней: рубинов, изумрудов, алмазов… Экран радара добросовестно фиксировал скопления космических глыб, обломков различных форм и размеров, то тут, то там пересекавшие орбиты планет. Позади выделялось созвездие Геркулеса, отдаленно напо­минавшее порханье ночных бабочек, слетевшихся на свет лампы, а за ним, дальше, все еще было заметно слабое свечение Канопуса.

При виде покинутого звездного мира у Гордона сжалось сердце, и он мысленно поклялся во что бы то ни стало вернуться туда живым и с ценной информацией, которая спасет Империю.

Воображение унесло его в космическую безбрежность, к краю Галактики, в черные неизведанные глубины, где настораживающе мерцали Магеллановы Облака. Он вздохнул:

—    Как это далеко, Хелл!.. Слишком далеко. Бесконечно далеко! Зарт Арн, похоже, ошибся. Не могли магелланийцы добраться до Границ. А если даже каким-то чудом и оказались там, то зачем им тайком просачиваться через разрозненные щели, они хлынули бы неудержимым потоком!

—    Так ведь когда-то они именно это и попробовали сделать и обожглись; были полностью истреблены, когда Бренн Бир впервые применил Разрушитель.

—    Полностью? — скептически переспросил Гордон.

—    Так во всяком случае считалось. Или кому-то удобно было обманывать себя и других.