Большой космос

Внезапно он схватил руку Гордона и принялся горячо трясти ее, давая выход своему восторгу. Эту сцену прервало появление Коркханна, по­спешно ответившего на немой вопрос Джал Арна:

—     Все в порядке, Ваше Величество, я снова в форме.

Гордон засомневался в этом, поскольку уловил в желтых глазах

тень страха, который раньше он никогда в них не замечал.

—     Дворец обыскан сверху донизу, но не удалось обнаружить ни малейшего следа этой мистической личности, — сообщил Джал Арн. — Расскажите подробней, что же все-таки стряслось?

Голос Коркханна был едва слышен:

—     Не могу добавить ничего существенного. То же самое непе­реносимое телепатическое воздействие, удар, взрыв в сознании, как и на Тейне, только еще сильней. Я мог сопротивляться лишь какие-то секунды. И пребывал в беспомощном, бессознательном состоянии вплоть до момента, когда крики Гордона и встряска вывели меня из комы. Но… мне кажется, что пока я был без сознания, мой мозг тщательно обыскали, досконально изучив все накопленное моим разумом. По сравнению с такой мощной теле­патией моя — это детская забава.

Император подался к нему:

—     Скажите, Коркханн, когда эта сила овладела вами, не по­чувствовали ли вы некий холод в мозгу?

Коркханн бросил на него удивленный взгляд:

—     Как вы догадались об этом, Ваше Величество?

Джал Арн не ответил, но многозначительно переглянулся с братом. В это время возникший в дверях дворецкий объявил о прибытии приглашенных высоких чинов с других планет, которых тут же принял Джал Арн в рамках официального протокола. Гордон не удивлялся, слыша знакомые имена и узнавая входивших.

Три звездных короля явились на это заседание — молодой Сат Самар с Полярной, старый король-регент с Кассиопеи и чернокожий хитрец с Цефеи. К ним присоединились главы правительств двух других королевств и могущественный барон Скопления Геркулеса, Джон Оллен. Его владения, простиравшиеся вплоть до Границ Внешнего Космоса, были куда обширней, чем некоторые королев­ства. Выражение его высохшего, аскетичного лица было мрачным и говорило о глубокой озабоченности барона.

Гордон уже достаточно свободно ориентировался в галактоз- рафии и отметил для себя, что все государства, представленные на этом собрании, соседствовали с Границами Внешнего Кос­моса.