Большой космос

Сейчас я вам напомню финал тогдашних событий.

И на теле стереоэкране появилась сцена, неизгладимо запечат­левшаяся в памяти Гордона. Группа людей, одежда и волосы ко­торых были в большом беспорядке, теснилась в тронном зале дворца Шорр Кана. Один из них выступил вперед и проговорил хриплым голосом: «Мы согласны на ваши условия, принц Зарт Арн. Мы капитулируем и тотчас же разоружим наши корабли. Тирания Шорр Кана свергнута, сам он при смерти, вы сейчас убедитесь в этом».

Экран воспроизвел другой зал дворца — поменьше и помрачнее. Шорр Кан, окруженный воинами с направленным на него оружием, сидел в кресле, вялый, с белым как мел лицом, на левом виске темнела запекшаяся кровь, на боку сквозь дыру с обожженными краями виднелась широкая, еще сочащаяся кровью рана. Вдруг искра жизни вспыхнула в затуманенных глазах Шорр Кана, и он через силу усмехнулся: «Ты выиграл, лжепринц. — Он обращался к Гордону. — Вот уж никогда не поверил бы, что ты осмелишься применить Разрушитель… Ты, верно, и сам не догадывался, как рисковал… Мог и сам оказаться уничтоженным вместе с Империей. Но храбрецам сопутствует удача. Как говорится, дуракам сча­стье… — Он задыхался, голос его слабел. — И мне жаль, что я не родился в то, твое время, а может, я все-таки остаток твоего мира, а? Для нынешней-то эпохи я, как видно, не гожусь…» — Он безжизненно уронил голову на грудь и сполз на пол; кто-то из окружения наклонился над ним и сумрачно констатировал: «Он мертв. И для всех было бы лучше, если бы он вообще не появлялся на свет!..»

Экран погас.

Некоторое время в кабинете царило молчание; каждый по-своему переживал увиденное. Хелл Беррел медленно, с недоверием и удив­лением покачал головой:

Да… Я помню. Ведь мы же видели все это, находясь на борту «Этны». И недоумевали: почему он назвал Зарт Арна «лжеп­ринцем» и так говорил с ним. Я-то тогда ничего не понял, думал, он бредит.

Он пристально посмотрел на Гордона:

—     Так, значит, это вы были рядом со мной во время битвы? Это вы., вы победили Шорр Кана?!

—    Да, это так, — ответил за Гордона Зарт Арн.

Гордон, облегченно вздохнув, протянул руку:

—    Привет, Хелл!

Антаресец все продолжал изучающе разглядывать его.