Большой космос

—    Никак. В этом уже не будет необходимости. Я пойду к Холмотвору: один или с тобой, но пойду обязательно.

Маг сдернул ожерелье с трупа и, не говоря больше ни слова, зашагал вниз по переулку, следуя своему загадочному пути.

А мертвец, снова ставший троллем, смотрел вслед ему и Арану огромными карими, почти человеческими глазами.

Ранним утром перед самым рассветом, когда Дом Наслаждений Адриены еще утопал в густом черном тумане, Аран в нерешитель­ности стоял перед дверью. Потом наконец решился, расправил плечи и шагнул на улицу.

По мере удаления от Дома туман светлел, но оставался таким же плотным. Аран шел по улице, держа меч наготове. Несколько раз ему померещились какие-то неясные пугающие силуэты, но нападать на него, по-видимому, никто не собирался, и с рассветом Аран был уже у Северных ворот.

У ворот города Аран увидел двух причудливых животных. Они походили либо на огромных, увеличенных с помощью магии ящериц, либо на драконов-мутантов величиной с дом. На одной из этих ящериц-переростков была навьючена какая-то поклажа, на спине другой — два сидения, одно за другим. Маг ждал Арана, взгро­моздившись на одно из этих сидений.

— Лезь сюда, — мрачно приказал он, — мы должны быть на месте еще до сумерек.

Несмотря на утреннюю прохладу Маг был по-прежнему обнажен до пояса. Как только Аран взобрался и устроился в седле, он обернулся:

—    Я вижу, ты похудел.

—     Шесть дней поста и упражнений не прошли даром. Мои жены и дети уже четвертый день на пути к Атлантиде. А вчерашний день, как ты приказал, я провел у Адриены. Можешь себе пред­ставить, какие удовольствия я там получил.

—     Глазам своим не верю — у тебя живот плоский, как доска.

—    Волк может обходиться без еды очень долго. Прошлой ночью, может быть в последний раз, я ел восхитительные блюда, а сегодня не буду есть совсем.

Когда они выезжали из Ринилдиссена, черный туман уже рас­сеялся. Утро было чистое и жаркое. Когда Аран обратил на это внимание, Маг пояснил:

—    Я сам создал этот туман, чтобы скрыть очертания яви для Холмотвора.

—     По пути к воротам я видел какие-то жуткие тени. Это тоже твоя работа?