Большой космос

В одно мгновение тролль исчез, и Аран в ужасе отшатнулся, коротко вскрикнув. Ожерелье Мага обвивалось вокруг шеи человека лет тридцати пяти, светловолосого, с русой бородой. Он был в одежде носильщика, а живот у него был распорот мечом или ятаганом. Аран почувствовал гнилостный запах, исходящий от мер ­твеца; должно быть, умер он за три-четыре дня до того, как чародей изменил его облик. Человек стоял и спокойно ждал.

—    Холмотвор открыл вечное движение, — сухо сказал Маг, с отвращением отшатнувшись от мертвеца. — Убитый человек со­храняет в себе довольно жизненной силы, чтобы по велению чародея стать послушным рабом. А придать ему облик тролля проще про­стого. Такой тролль забирает очень много Маны из мира, но Холмотвора это, очевидно, мало волнует.

Когда в Гэсе Мана истощилась, тролли чародея по его приказу убили своих хозяев. Затем Холмотвор обратил трупы в троллей и во главе этой армии двинулся в Шискабил, где все повторилось. В Хэтзерилле люди, видимо, были задушены: так удалось обойтись без крови. Хотелось бы знать, куда он отправится после Ринил- диссена?

—    Никуда! Нужно срочно все рассказать Совету! — вскричал Аран.

—     Чародей — член Совета. Лично каждому из членов Совета ты все это рассказать не сможешь. Кто-нибудь из них обязательно донесет, что ты клевещешь на него.

Они поверят тебе!

—     Может быть. Но всегда найдется один неверящий, он и расскажет все Холмотвору, а тот сразу пустит в дело троллей. Нет, так ничего не получится, — изрек Маг тоном пророка. — Ты пойдешь домой и до конца недели отправишь своих жен и детей подальше от Ринилдиссена.

—     Бог свидетель, я все сделаю!

—     Клянусь, ты не пожалеешь, что послушался меня. Если решишься, присоединяйся ко мне у Северных ворот на рассвете ровно через неделю, считая от сегодняшнего дня. Иди мимо Дома Адриеты и обязательно задержись там ненадолго: мертвое пятно перебьет твой след. И сегодня сделай так же. Я совсем не хочу, чтобы чародей выследил тебя. Иди сейчас же, — сказал Маг.

—    Но я еще ничего не решил!

—     У тебя впереди еще целая неделя.

—    А если я не приду, как потом тебя найти?