Большой космос

—    А Шискабил?

—    Тоже нет. Хотя подожди… — Он вспомнил, что однажды человек из этой деревни купил у него шесть зеленых ковров. — Вспомнил, это небольшой поселок к северу от Ринилдиссена. Там еще что-то случилось…

—    Все население поселка исчезло в одну ночь, оставив всю утварь и целые лужи крови. И никаких намеков на то, что же там произошло.

—     Что-то подобное слышал и я. — Какое-то неясное, леденящее душу предчувствие сжало сердце Арана. — Никто так и не узнал правды.

—    Деревушка Гэс была первой, потом — Шискабил, за ним — Хэтзерилл. И каждый раз все более и более многолюдное поселение. В Хэтзерилл он поступил умнее: нашел способ скрыть свой дворец и не оставил пролитой крови.

—     Что же он делает? Куда исчезли люди?

Слушай, Аран, а что тебе известно о Мане? Ты знаешь, что Магическая Сила составляет основу магии и что она может исто­щаться. Что ты знаешь еще?

—    Я же не чародей, я всего лишь торговец коврами.

—     Мана способна творить и добро, и зло. Она истощается и перемещается из одного места в другое или от одного человека или предмета к другому. Некоторые люди научились носить Ману с собой. Проявление Маны можно обнаружить в камнях странных очертаний или в предметах поклонений, а также в небесных камнях. Но более всего Мана связана с убийством, уничтожением живого существа. Мой учитель предостерегал меня от работы вблизи мест насильственного убийства, трупов людей или орудий убийства, кроме боевого оружия. Между склонностью к убийству и воинст­венностью большая разница.

Для некроманта убийство — мощный источник колдовской си­лы. Вообще некромантия — это очень могучее волшебство, на­столько могучее, что оно не могло развиваться, пока уровень Маны в мире не стал совсем низким. Все это и наводит меня на мысль, что Холмотвор — некромант. Вот сейчас мы и узнаем это навер­няка, — сказал Маг и повернулся к троллю.

Тролль стоял спокойно, безвольно опустив длинные руки и внимательно глядя на Мага карими, почти человеческими глазами, которые так странно не соответствовали его животному облику. Он даже не сделал попытки убежать или помешать, когда Маг накинул ему на шею какое-то ожерелье.