Большой космос

Он подошел к балюстраде, задумчиво поглядел на город, на небо, уже сумеречное, с двумя лунами, одной — густо-золотистого цвета, другой — холодно-серебристой.

—     Слухи в Галактике распространяются быстро, — вступил в разговор Зарт Арн. — Точно никто ничего не знает, но будто бы от Границ Внешнего Космоса надвигается на нас неведомая смертоносная опасность. Конкретности никакой, од­нако высокопоставленные лица в различных королевствах обес­покоены этими слухами, в то время как другие считают их необоснованными.

—    То, что мы видели на Тейне, отнюдь не плод нашего вооб­ражения, — хмуро сказал Гордон. — Коркханн поведает вам о наших злоключениях.

—    Он это уже сделал. Я имел с ним беседу сразу по вашему прибытию. И… то, что он рассказал, мне очень не по душе. — Он покачал головой с пасмурным видом. — Сегодня вечером не­обходимо принять какое-то решение, обязательно неоспоримое и устраивающее все государства Галактики. И мы должны будем его принять, хотя у нас явная нехватка фактических данных. — Он замолчал и направился к двери. Выходя с балкона, обратился к Гордону: — Вы были на моем месте несколько недель, Джон, и я вас уверяю, что с той поры мои обязанности не стали ни на йоту легче и отраднее.

После ухода брата Зарт Арн повернулся к Гордону:

—    Сейчас я отведу тебя в ваши с Коркханном покои. Я поза­ботился, чтобы они — для удобства общения — были как можно ближе к моим, так как нам еще есть о чем поговорить.

Он оставил Гордона у дверей апартаментов. Когда Гордон вошел туда, его поразила роскошь временного обиталища. По сравнению с ним кабинет Зарт Арна казался спартанский-скромным. Как боль­шинство ученых, тот предпочитал до аскетизма строгую обстановку.

Из-за спинки кресла, пододвинутого к балконной двери, торчали встопорщенные перья. В кресле удобно расположился Коркханн, рассматривая видимую часть города, теперь уже щедро иллюми­нированного, и звездное небо, пересекаемое время от времени огнями взлетающих и садящихся кораблей.

Гордон подошел к нему сбоку.

—    Меня начинает все серьезней беспокоить то, что я узнал, Коркханн. Я…

Не договорив, он испуганно вскрикнул:

—     Коркханн!..