Большой космос

—    А что здесь смешного? Я тоже иногда ношу с собой меч. Ах
да, я понял. Чародей, который носит меч подобно простому работнику…

—     Нет, я смеюсь не по этому. В данном случае меч служит лишь символом мужественности.

—    Да?

—         Пойми, чародей ведь обладает более сильной защитой, поэтому он может носить меч лишь как средство от мужской слабости.

—     И что, помогает?

—     Конечно, но для этого его надо брать с собой даже в постель.

Смех Мага резко оборвался — на глаза ему снова попался

тролль-слуга. Маг следил за ним, пока тролль не вошел в дверь высокого белого дома. Аран и Маг как раз выходили из торгового квартала.

—    Я думаю, Холмотвор — некромант, — резко сказал Маг.

—    Некромант? А что это такое? Звучит во всяком случае весьма неприятно.

—    Это просто обозначение нового пути в магии. Ты прав, оно в самом деле весьма неприятно… Здесь нужно повернуть налево.

Они нырнули в переулок, узкий, грязный и весь заваленный отбросами и мусором. По обе стороны мостовой высились двух- и трехэтажные дома. Маг что-то тихо пробормотал, и в тот же миг мусор, как бы освобождая дорогу прохожим, отлетел к стенам домов. Маг торопливо пошел дальше.

—    Думаю, здесь можно остановиться, — сказал он наконец. — Если хочешь, присядь. Здесь мы ненадолго задержимся, по крайней мере я.

—    Слушай, что ты мне голову морочишь? Какое все это имеет отношение к борьбе с Холмотвором?

—     Интересный вопрос. Ты, конечно, знаешь, где мы сейчас находимся?

Прекрасно развитое чувство направления и знание города не подвели Арана.

—     Площадь Суда?

—    Верно. А дальше наш путь лежит вокруг пустыря за Домом Наслаждений Адриены. Ты должен знать его. Это — мертвое пятно Ринилдиссена: здесь когда-то стоял дворец Шилбри.

—     Могу я спросить…

—     Кстати, около здания суда Маны тоже нет: десятки тысяч подсудимых, жаждущих оправдания, и тысячи законников, взыва­ющих к свидетелям, не содействуют сохранению Маны в любом суде.