Большой космос

Аран почувст­вовал, как человек этот бесцеремонно разглядывает его, и поймал себя на мысли, что где-то они уже виделись.

Незнакомец проводил Арана долгим взглядом. Пройдя мимо, Аран обернулся и буквально подпрыгнул от удивления: на обна­женной спине человека сияла многоцветная пятигранная татуиров­ка.

—     Маг! — невольно вскрикнул Аран и тут же запнулся, по­жалев о своей несдержанности.

Маг посмотрел на него укоризненно, как смотрят на неуч­тивых, невоспитанных прохожих. Он совершенно не изменился, только облысел. А ведь прошло почти 30 лет. Самому Арану без малого пятьдесят, лицо избороздили морщины, повествуя о богатой приключениями жизни, поседевшие волосы поредели, лишь клин челки одиноко темнел на лбу, свидетельствуя о вдовстве. Ему вдруг в мельчайших подробностях представилась их первая встреча.

Не раз в эти годы по ночам он мечтал, как отомстить Магу, но сейчас, при встрече, у него было только одно желание — поскорее уйти.

Извините, — пробормотал он и вдруг неожиданно для себя добавил: — Но мы с вами уже встречались.

—     Неужели? — холодно поинтересовался Маг. — Я что-то не припомню.

—     Я когда-то пытался обокрасть вашу пещеру, — со свойст­венной ему прямотой ответил Аран.

—     Ты? А, тот мальчишка из Атлантиды! Ну и как, ты больше не пытался воровать у чародеев?

—     Я выбрал для себя менее опасное занятие, — спокойно от­ветил Аран, — и выбор этот во многом определен нашим недолгим знакомством.

—     Нашим недолгим..? — Маг захохотал так, что все обернулись Все еще смеясь, Маг подхватил Арана под руку и увлек за собой.

Медленно, как бы прогуливаясь, они шли по торговому кварталу. Маг вел Арана каким-то странным путем.

—     Мы идем так потому, что мне это надо. Ну, а ты? Чем ты занимался эти тридцать лет?

— Пытался избавиться от твоего стеклянного кинжала.

—     Стеклянного кинжала? — переспросил Маг. — А, припоми­наю. Но, надеюсь, у тебя осталось хоть немного времени для других дел, помимо этого?

Аран готов был разорвать Мага, но поскольку хотел кое-чего от него добиться, сдержался.

—     Этим чертовым кинжалом ты изуродовал всю мою жизнь!