Большой космос

И вдруг вспомнил о мертвой земле, окружавшей замок Чародея Холмов, и безмолвной битве с безликим врагом в вещем сне двадцать лет назад.

Прошло двадцать три года, прежде чем обнаружилось еще одно, третье поселение.

Хэтзерилл был больше и известнее, чем Шискабил. Маг услышал о нем от торговцев, прибывших с грузом слоновой кости и аро­матического дерева.

Хэтзерилл покинули всего за несколько дней до прибытия туда Мага и Клабфута. Картина, которую они увидели в брошенном городке, была им уже знакома: разбитая мебель, разбросанное оружие, сломанные двери, брошенная утварь, еда.

— Интересно, но тут нище не видно крови, — нервно хмыкнул Клабфут. — Л в общем-то то же самое. Население целого городка  как-будто растворилось, и весьма вероятно, не обошлось без на­силия. Ты прибыл раньше меня. Здесь те же мертвая земля и разрушенный замок? Помнишь, более десяти лет назад, в Шиска- биле?

—     Нет, здесь такого не было. — Младший чародей, сидя на камне, растирал от рождения изуродованную ногу. Он должен был прибегать к лечению каждые полчаса, и это отнимало у него много сил.

—     Может быть, и так, однако если это сделал тот же человек, то он изменил своей обычной манере.

Ночью Маг снова видел сон, сон яркий, красочный, тревожный. Проснулся он с мыслью о Чародее Холмов.

—    Давай заберемся на холмы, — предложил он Клабфуту ут­ром. — Надо узнать, не связаны ли мертвые поселения с Чародеем Холмов. Посмотрим, нет ли на какой-нибудь вершине мертвого пятна.

Так они совершили ошибку, которая чуть не погубила их.

Последний холм, на который они попытались взобраться, был из странной, рассыпающейся в пыль от прикосновения, породы. Они подошли к нему перед закатом солнца, когда и терпение их и холмы были уже на исходе.

Клабфут стоял на вершине холма, когда Маг добрался до него.

—    Пошли отсюда, — сказал он, посмеиваясь, — никто в здра­вом уме не будет строить замки на этой груде песка.

Клабфут резко обернулся и крикнул:

—     Уходи отсюда, ты же стареешь на глазах!!!

Маг быстро поднял руку к лицу: прямо под пальцами, он чув­ствовал это, проступали морщины, которые становились все больше и больше. Поспешно, но крайне осторожно он повернул назад.