Большой космос

Ллорагинези предоставлял им полную свободу, надеясь, по-ви­димому, что между молодыми людьми возникнут более близкие, чем дружба, отношения. Он думал, что Аран перестанет стремиться в Атлантиду, обретя любовь в Ринилдассене. Что ж, Ллорагинези хороший человек, но он не мог знать, что люди-волки могут соединяться только в определенное время, дней пять в месяц. А именно в эти дни Аран не видел Ра-Харру, потому что ее запирали в доме отца, а он даже не знал, где она живет.

Аран узнал об этом случайно, пятью ночами позже. Он сопро­вождал Ллорагинези в Дом Наслаждений Адриены. Торговец ков­рами собирался провести там всю ночь… на надувном матрасе, плавающем в ртути. Арану доводилось многое слышать о чудо- кровати; приятный сон на ней также составлял одно из наслаждений, даруемых Адриеной.

Ночь была теплой и благоуханной. Аран выбрал более длинный путь домой, мимо пустыря за домом Адриены. Около трех сотен лет назад на месте этого пустыря стоял дворец Провидца Шилбри. Поначалу дворец был настоящим чудом, редкостью даже для того времени. Но со временем, как говорил сам Шилбри, он истощился. И настал день, когда дворец исчез, а на месте, где он стоял, не действовали даже простые заклинания.

Аран слышал, что волки-оборотни жили в тех кварталах, через которые лежал его путь. Подходя к этому месту, Аран почувствовал знакомый запах людей-волков и, побуждаемый неясным любопыт­ством, пошел по улице навстречу знакомым запахам.

Интересно, как живут в Ринилдиссене состоятельные оборотни? Что-то едва уловимое, до боли знакомое остановило его у обитых медью дверей большого добротного дома…

Весь остаток ночи Аран провел под дверью. Никто не пытался прогнать его. Соседи либо уже привыли к таким осадам, либо понимали, что он готов на убийство, лишь бы не уходить отсюда. Иногда откуда-то сверху до него доносился ответный стон. Это был голос Ра-Харру. Остаток человеческого разума говорил ему, что уже завтра он не сможет без стыда вспомнить эту ночь, а Ра-Харру может подумать, что он нарочно пришел к дому ее отца, и осудит его.

Но Аран выл, пел песню тоски, боли и стыда.

Первой была маленькая деревушка под названием Гэс. Подма­стерье Гильдии Чародеев забрел сюда в поисках черных опалов — незаменимого инструмента для проклятий.