Большой космос

Аран приблизился к ущелью в облике волка. Если в ущелье не действует магия, он примет человеческий облик. А вдруг спо­собность к перевоплощению покинет его совсем?

«Почему бы не остаться волком? — думал Аран. — Ведь тогда меня можно убить лишь серебром или платиной. Стеклянный кин­жал, конечно, может причинить боль, но… Проклятье! Я неуязвим, но если магия… Если она и правда здесь не действует?»

От этой мысли он содрогнулся. Аран совсем не чувствовал клинка в груди, и призрачная боль от удара больше не возвращалась. Но, невидимый, неощутимый, кинжал оставался в сердце и ждал своего часа. Если Мана исчезнет, он снова станет материальным и убьет Арана. В образе волка Аран выжил бы, но, и это главное, никогда не смог бы снова стать человеком.

Аран повернулся и побежал прочь от ущелья. Днем раньше он миновал деревню и сейчас решил вернуться туда и обратиться за помощью к главному колдуну деревни.

—     Стеклянный кинжал! — хмыкнул чародей. Пухлый, лысый, веселый — весь облик его говорил о любви к хорошей жизни. — Я все понимаю, только что же тебя беспокоит? У кинжала была рукоять? Он был весь заговорен?

—    Не думаю. Маг написал руны только на клинке, а потом ударил меня.

—     Чудесно! Давай деньги, и мой тебе совет — превратись в волка, так безопаснее.

Плата, запрошенная чародеем, была огромной: Арану не хватило бы денег на обратный путь. Поеле долгой и шумной торговли чародей снизил цену до приемлемой и приступил к делу.

Шесть часов он твердил заклинания, охрип и наконец сдался. Глаза его покраснели от едких курений, руки покрылись разно­цветными пятнами.

Я не могу дотронуться до рукоятки, не могу сделать ее видимой. Я даже не могу сказать, есть ли кинжал вообще. Я не могу использовать более сильные заклинания — это убьет тебя.

Я бессилен, волчонок! Тот, кто наложил на тебя заклятие, гораздо могущественнее простого деревенского чародея.

Аран провел рукой по груди — кожа задубела от едких снадобий и красок.

—     Его называют Магом…

Толстяк словно окаменел.

—     Маг? Тот самый? И ты не сказал мне это сразу?! Проваливай отсюда сейчас же!

—    А как же мои деньги?

—    Да будь их даже вдесятеро больше, я бы не стал связываться с таким опасным делом!