Большой космос

Наконец Маг поднял кинжал словно для удара.

Аран испугался, хотя все еще не мог поверить, что Маг убьет его. Он чувствовал себя жертвенным бараном. Всякая жертва вы­свобождала Ману, а человеческая жертва — тем более! Нет, Маг не посмеет! Но Маг поднял кинжал и с силой вонзил его в грудь Арана.

Аран пронзительно вскрикнул. Он почувствовал клинок… Нет, это не клинок, будто тень клинка, призрачный образ вошел в его плоть. Но Аран видел клинок в своем теле, видел рукоять, торчащую из груди.

Маг снова зашептал что-то глухо и быстро. Стеклянный кинжал побледнел и исчез, точно растворился в воздухе.

—     Клинок остался в твоем сердце, — сказал Маг, — но не сто­ит об этом беспокоиться: просто не забивай себе голову всякой ерун­дой. Однако запомни: ты всю жизнь должен прожить на землях, богатых Маной. А стоит тебе только попасть туда, где магия не действует, кинжал снова материализуется в твоей груди, вот и все.

Аран тщетно пытался разлепить губы.

Ну а теперь, коль ты пришел за Магическим Кругом, запомни, в чем его секрет. Круг очень просто привести в действие, но невозможно остановить. Он будет вращаться все быстрее и быстрее, пока не поглотит всю Ману вокруг. Он может распадаться на несколько Кругов и тебе понадобится еще одно заклинание, чтобы предотвратить это. — Маг произнес заклинание медленно и внятно и только потом соизволил заметить, что Аран задыхается, как рыба, вынутая из воды.

—     Кплирапрантри, — произнес Маг. Узы расступились, ве­ревки упали, и Аран с трудом встал. Он уже мог говорить и попросил:

—     Вытащи его, пожалуйста.

—    Да, вот что следует хорошенько запомнить, возвращая эту тайну в Атлантиду. Ведь ты все еще хочешь взять Магический Круг? Тогда тебе неизбежно придется рассказать, как он действует, если ты решишь применить его в качестве угрозы. А сделать это легко. У столь великого народа, как атланты, всегда много врагов, не так ли? А теперь ты можешь поведать им, как утопить Атлантиду всего за одну ночь.

Аран ощущал грудь, но ничего не почувствовал.

—     Вытащи его, — снова попросил он.

—     Не думаю, что это следует делать, ведь тогда нам обоим грозит гибель, волчонок.