Большой космос

И вы хотели прекратить войну с Греческими островами? Неужели вы думаете, что поможете делу, притащив в Атлантиду Магический Круг? Но я еще не сошел с ума, чтобы позволить тебе уйти отсюда с этими записями. Ведь ты воспользуешься ими снова, чтобы все- таки обчистить мою пещеру в другой раз.

Его тяжелый взгляд остановился на А ране:

—     Именно об этом ты и думал, верно? Но зачем? Я тебя спрашиваю, зачем?

—     Мы могли бы воспользоваться Магическим Кругом.

—    Да вы просто утопите Атлантиду! С каких это пор Миро­творцы стали предателями?

—    Мы не предатели, — запинаясь, произнес Аран глуховатым голосом. — Мы хотим изменить жизнь Атлантиды, а не уничтожить ее. Если мы завладеем Магическим Кругом, правители Атлантиды вынуждены будут считаться с нами.

Он попытался пошевелить связанными руками и снова подумал о слове, которое может освободить его. А потом — вновь обернуться волком и бежать, проскользнуть меж створками двери, вниз по холму — и дальше в лес, на свободу.

—    Думаю, придется мне заняться тобой, — неожиданно про­изнес Маг. Он встал и слегка ударил Арана прутиком по губам. Аран с ужасом обнаружил, что не в силах даже открыть рот. Теперь он целиком был во власти Мага — вор, пойманный на месте преступления.

Маг отвернулся, и Аран увидел на его спине искусно выложенный причудливый пятиконечный узор, татуированный красными, зеле­ными и золотыми красками. Аран вспомнил, что ему говорили о демоне — хранителе Мага.

—     Недавно привиделся мне сон, — сказал Маг. — Мне сни­лось, как можно использовать стеклянный кинжал. Сон походил на вещий, и я сделал такой кинжал.

«Глупости! Что пользы от стеклянного кинжала?» — подумал Аран. Этот кинжал он видел на столе Мага. Клинок в форме узкого вытянутого прямоугольника с хорошо заточенными краями, рукоять сделана из какого-то сплава. Два зажима, обтянутые лисьей шкурой, удерживали кинжал на столе. Острие еще не до конца отделано.

Маг вынул кинжал из зажимов. Аран смотрел, как чародей выцарапывал на клинке какие-то знаки алмазом огромной ценности и что-то приговаривал вполголоса. Аран, как ни старался, не мог разобрать ни слова.