Большой космос

Ни один король не захочет такой битвы! И мы наконец забудем про войны!

—     Что-то не верится мне в столь безоблачное будущее.

—    Ты издеваешься надо мной, ты просто не хочешь мне ве­рить, — презрительно, сквозь зубы процедил Аран. — Когда ис­чезнет Мана, потеряют силу твои заклинания, дарующие молодость, и ты сразу превратишься в дряхлого умирающего старика.

—     Может, итак. Ладно, давай все-таки выясним, кто ты такой…

Маг дотронулся до сумки Арана ивовым прутиком, и Аран замер

в ожидании: вдруг затворные заговоры не выдержат и тогда… И конечно же, они не выдержали. Маг открыл сумку, заглянул в нее и вытащил еще одну живую летучую мышь, затем несколько листков пергемента с надписями, которые можно было принять за геометри­ческие задачи, написанные крупным, аккуратным почерком.

—     Будто ученик писал, — заметил Маг. — Линии выписаны тщательно и .старательно, ошибки подчеркнуты и исправлены… Идиот! Он забыл закрученный хвост Водоворота. Интересно, почему Водоворот не поглотил его?

Маг оторвался от пергамента.

—     Итак, на меня напали дети? Эти заклинания подготовлены полдюжиной школяров!

Аран не ответил. Он потерял всякую надежду скрыть что-либо от Мага.

—    А они, однако, талантливы. Ладно, значит, ты один из Ми­ротворцев, верно? Восемнадцатилетние юнцы. Бьюсь об заклад, что за тобой стоит по меньшей мере половина выпускного класса Торговой Школы. Они, должно быть, месяцами следили за мной, чтобы так удачно разрушить мою защиту.

И вы хотели прекратить войну с Греческими островами? Неужели вы думаете, что поможете делу, притащив в Атлантиду Магический Круг? Но я еще не сошел с ума, чтобы позволить тебе уйти отсюда с этими записями. Ведь ты воспользуешься ими снова, чтобы все- таки обчистить мою пещеру в другой раз.

Его тяжелый взгляд остановился на А ране:

—     Именно об этом ты и думал, верно? Но зачем? Я тебя спрашиваю, зачем?

—     Мы могли бы воспользоваться Магическим Кругом.

—    Да вы просто утопите Атлантиду! С каких это пор Миро­творцы стали предателями?

—    Мы не предатели, — запинаясь, произнес Аран глуховатым голосом. — Мы хотим изменить жизнь Атлантиды, а не уничтожить ее.